23:59 

Координаты времени

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
изображение


Автор: Рина Ли
Иллюстратор: Hismuth
Бета: Emberstone
Размер: 18 тыс.
Пейринг/Персонажи: Пикник/Сникерс, также Баунти, Твиксы, Марс, Рафаэлло, Трекер, Декер, Брикс
Категория: слэш
Жанр: экшн, фантастика, мимолетно юст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Сникерс попадает в переделку, из которой, казалось, только один выход - тюрьма. Но ревностные служители закона готовы ненадолго поступиться своими принципами ради помощи в одном деле, и Сникерс оказывается втянут в абсолютно безнадежную затею сильнее, чем предполагал.
Примечание/Предупреждения: недалекое будущее.
Ссылки для скачивания: текст, арт №1, арт №2

Переулок заканчивался глухой стеной, а наверху торчала колючая проволока. Окна соседних домов были заколочены, мусорных баков, чтобы подпрыгнуть и перелезть через стену, не было. Все пахло пиздецом и полным провалом, и Сникерс выдохнул, замерев в полумраке. У него оставался еще один шанс, и он машинально сжал правое запястье. Дождаться, пока копы зайдут сюда, а потом — секунд пять у него в запасе было. Сникерс искренне хотел верить, что за это время он успеет убежать и скрыться.
Копы появились в переулке через несколько секунд. Их было трое, все в черной форме, высокие, особенно тот, что стоял по центру. Они были хорошо вооружены, а за их спинами ярко светили фарами машины: там их наверняка ждало подкрепление.
«Не сбежать», — успел безнадежно подумать Сникерс. Его рекордом было двенадцать секунд, а значит — он домчится до конца переулка, и останется немного времени в запасе. Нужно было подпустить их поближе к себе и рвануть, когда будут сажать его в машину. А там — добежать до байка, и после его уже не догонят.
Едва план оформился в голове, дышать стало проще.
— Руки вверх и медленными шагами сюда, — скомандовал ему один из копов — самый высокий. В темноте Сникерс не мог разглядеть его лица, и можно было различить только короткие светлые волосы.
— И без фокусов, парень, — со смешком добавил парень справа от него.
— Мы все знаем о тебе, — поддержал его третий.
— Что вам от меня нужно? — от нервов голос подрагивал. — Я не делал ничего незаконного.
Он сделал вперед один шаг, а затем — еще один. Он не знал, сколько людей ждало за углом, и нельзя было рисковать сейчас — второго шанса не будет.
— Все так говорят, — насмешливо заметил высокий. — Мы не сделаем тебе ничего плохого и не собираемся сажать тебя за решетку.
— Все так говорят, — нервно фыркнув, передразнил его Сникерс. Его держали за дурачка, и надо было доказать им их неправоту и поскорее смыться.
— Вот и молодец, — весело сказал коп справа, когда Сникерс застыл перед ними. А в следующую секунду — осознать, что произошло, не было времени — высокий сжал его запястье и, выкрутив руку, рывком прижал его лицом к стене. Не позволяя ему двинуться, он дернул правую руку и ловко стащил с нее перчатку. На запястьях защелкнулись наручники.
«Пиздец», — разом похолодев, подумал Сникерс.




Ничего настолько страшного с ним еще не происходило, разве что в детстве, когда он случайно съел весь торт в одиночку. Но этот случай был хуже, и теперь он оставался беспомощным и безоружным в руках копов.
«Лет пятнадцать», — машинально подсчитал он в уме все свои прегрешения. Перспективы были мрачными.
— Вот и все, — мягким тоном протянул высокий ему на ухо. Судя по голосу, он усмехался. В затылок уткнулось дуло пистолета. — А теперь ты не делаешь глупостей и спокойно идешь вперед.
Он помог ему отстраниться от стены и подтолкнул вперед.
— Не трясись, — посоветовал ему один из копов и пихнул своего соседа плечом. При ярком свете фонарей было видно, что они то ли близнецы, то ли очень похожи.
— Может, он мерзнет от дождя, — второй из близнецов перехватил локоть Сникерса, и они оба с высоким ускорили шаг.
Стоявшая рядом машина оказалась пустой, только фары светились ярким огнем. Разочарование вспыхнуло где-то внутри. Он давно мог бы сбежать, но почему-то повелся на их блеф и в результате остался без перчатки и в руках копов.
«Победитель по жизни», — мрачно подвел итог Сникерс. Сопротивляться было бесполезно, трое вооруженных мужчин, не самых слабых мужчин, — и он, да еще и без перчатки. Смешно получится.
— Все разговоры — в штабе, — высокий распахнул заднюю дверь машины и втолкнул его туда. — Ты правда замерз? Дать одеяло? — он слегка усмехнулся.
Сникерс молча отвернулся, и тот отошел, а близнецы сели по обе стороны от него на заднем сиденье. Теперь можно было рассмотреть хотя бы их — каштаново-рыжие волосы, орехово-карие глаза и у обоих какое-то насмешливо-веселое выражение лица. Высокий уже сел за руль, и видно было только его волосы — светлые, чуть курчавые. Сникерс не разбирался в полицейской иерархии, но почему-то был уверен, что этот тип тут за главного.
Машина тронулась, и он вдруг впервые за все время полностью осознал, что произошло.
И это самое "что" было действительно херовым.

Спустя четверть часа они прибыли в участок. Рабочий день уже подходил к концу, и парковка была полупустой. Высокий остановился недалеко от выезда и, распахнув дверь, помог ему выйти.
— Добро пожаловать в участок, — заметил он серьезным голосом. — Тебе здесь обязательно понравится.
Сникерс закатил глаза, но отвечать не стал. Близнецы издали синхронные смешки и ткнули друг друга локтями, и высокий весело фыркнул.
Они прошли сквозь просторный холл и широкий коридор к лифту; офис располагался на шестом этаже. По пути Сникерс вяло обдумывал планы побега, но ни один из них не выдерживал даже самой мягкой критики.
Вопреки ожиданиям, его привели не в камеру и даже не в допросную. Помещение оказалось просторной офисной комнатой: несколько столов с компьютерами, стопки бумаг и пустые пакеты из-под чипсов и банки из-под колы.
За одним из столов сидела красивая темноволосая девушка и листала что-то в телефоне. Едва они вошли, она подняла голову и улыбнулась. На шее у нее висело забавное ожерелье из синих камней, и Сникерс сглотнул, когда перевел взгляд чуть ниже. Посмотреть там было на что. Тут же болтались еще двое парней помладше, один темноволосый, другой растрепанный блондин: на вид они были едва ли старше Сникерса.
— Долго вы, — заметила девушка и встала со стула. — О, а это наш малыш. Садись, — она подошла к окну и запихнула телефон в карман. — Я Баунти. А эти отморозки, наверное, даже не догадались представиться?
— Нашла отморозков, — обиженно буркнул один из братьев. Он сел верхом на стул и радостно оскалился; второй устроился у стены рядом с ним. — Мы — братья Твикс, близнецы, как ты заметил, наверное, — он хохотнул. — Я — старший, можешь так и называть.
— А я — младший, все продумано, — второй тоже засмеялся и скрестил руки на груди.
Им обоим на вид было около двадцати пяти, и Сникерс невольно удивился — все были слишком молоды.
— Декер! — светловолосый парень помахал ему рукой. — А это Трекер, только он очень серьезный и не станет сам представляться.
Он пихнул своего друга в бок, и тот укоризненно на него покосился.
— Приятно познакомиться, — без особого энтузиазма сообщил он, и Сникерс машинально кивнул.
— Пикник, — высокий точно был старше остальных, и выражение его лица трудно было описать — оно казалось серьезным, но взгляд словно смеялся. Он закрыл за ними дверь, а затем подошел к ближнему столу. — Капитан Кэдбери, бюро по борьбе с незаконным использованием манипуляторов. Если официально.
Он коротко усмехнулся, и Сникерс вдруг заметил, что у него были странного оттенка глаза. Вроде голубых, но отливали сиреневым.
Они все расселись по своим местам и смотрели теперь на него с интересом, будто ждали реакции, а сам Сникерс так и остался стоять в наручниках посреди комнаты.
— Вау, — наконец сказал он, лишь бы нарушить эту тишину. — Ну и… что?
Твиксы и Декер расхохотались, Баунти чуть улыбнулась, а Трекер сильнее сдвинул брови. Пикник усмехнулся шире и швырнул ключ от наручников младшему из Твиксов. Тот отлепился от стены, подошел неспешным шагом и наклонился над его наручниками. Замок щелкнул, и руки Сникерса были свободны, но, как ему следовало вести себя дальше, он все равно не понимал.
— Вы, я вижу, в курс дела его посвящать не собираетесь? — Баунти посерьезнела. — Пикник, хватит издеваться над ребенком.
Сникерс недовольно фыркнул. Ребенком в свои восемнадцать он себя не считал — половина их отдела была немногим старше его.
— Сейчас посвятим, — Пикник покосился на Баунти, и в его голосе прозвучал какой-то непонятный Сникерсу намек. Она вздохнула и отошла от окна; приблизилась к Сникерсу.
«Бежать-бежать-бежать», — настойчиво колотилась в голове мысль, но Сникерс так же настойчиво ее отгонял. Мысль о том, что привели его не в допросную и так легко сняли наручники, радовала, но и напрягала вместе с тем. С одной стороны, его явно не планировали сажать в тюрьму, но с другой — он даже не мог предположить, что им от него нужно.
— Что вы делать-то собираетесь? — Сникерс переступил с ноги на ногу, а потом снова сглотнул от неожиданности — Баунти обняла его сзади, скрестила руки у него на шее и прижалась грудью к спине. Сразу стало очень жарко, но вырываться уже не хотелось. Баунти ласково провела ладонью по его животу, и Сникерс почувствовал, как кровь резко хлынула к щекам. Стало неловко, но Баунти ничего не сказала — только улыбнулась в очередной раз.
— Он чист, — сообщила она, отстранившись от Сникерса. Ожерелье на ее шее, казалось, сияло ярче, чем раньше, но затем погасло. — Его зовут Сникерс, и он думает только о том, как бы сбежать.
— И, дай угадаю, еще о кое-чем? — младший Твикс снова расхохотался, и Сникерсу захотелось ему врезать. Плюс от этого всего был только один — стало ясно, что Баунти телепат, а еще — что ей нужен физический контакт.
— Может, хватит уже? — тоскливо поинтересовался Трекер, и близнецы ржать перестали, но долго еще переглядывались и подмигивали друг другу.
— Вечно ты занудствуешь, — громким шепотом сказал Декер ему на ухо, и тот улыбнулся.
Еще полминуты в комнате стояло молчание, а затем Пикник вытащил из кармана перчатку и, прекратив усмехаться, заговорил:
— Сникерс. Ты наверняка не понимаешь ничего из того, что тут происходит.
— Не понимаю, блядь, — раздраженно перебил его Сникерс. Все это злило: на него глазели, как на дрессированную обезьянку в цирке, и ничего не собирались рассказывать. — Могли бы и объяснить уже!
— Твои возмущения очень способствуют рассказу, — серьезно отозвался Пикник и повертел в руках его перчатку. — Этот предмет умеет управлять временем, а ты можешь задерживать его по меньшей мере на тридцать секунд, замедлять и отматывать назад. Это так?
Его глаза странного оттенка смотрели на Сникерса, и взгляд, казалось, проникал куда-то в самую душу. Врать такому было трудно, и дело было даже не в том, что в комнате присутствовал телепат.
— Почти, — неохотно согласился Сникерс после короткой паузы. — Замедлять умею, останавливать умею, отматывать нет. Только с тридцатью секундами вы хватили, двенадцать — мой предел.
Было видно, что последняя фраза присутствующих не порадовала. Трекер и Декер невесело переглянулись, братья приуныли, а Баунти вздохнула. Пикник сдвинул светлые брови и переспросил зачем-то:
— Совсем не умеешь?
— Нет, наполовину, — съязвил Сникерс.
Пикник пожал плечами:
— Перед смертью у многих просыпается странное чувство юмора.
Сникерса затрясло, а Баунти закатила глаза и прикрыла лицо ладонью. Он мрачно подумал о том, что у самого Пикника чувство юмора еще хуже.
— Мы должны сейчас взять и засунуть тебя на решетку лет на десять, — весело заметил старший Твикс. — Сам факт того, что ты таскаешься с такой опасной вещью, говорит не в твою пользу.
— Но я ведь ничего опасного не делал! — Сникерс вскинулся и обвел взглядом всех присутствующих. Это была чертова несправедливость: по улицам разгуливали сотни опасных мудаков, которые подрывали здания и убивали людей десятками, а они волновались о его перчатке. — В паре гонок читерил, это уже идет за нарушение общественного порядка, да?!
— Успокойся, малыш, — мягко посоветовала ему Баунти и дернула плечом. — Эти ребята привели тебя сюда не для того, чтобы сажать за решетку. Нам нужна твоя помощь.
— Помощь? — тупо переспросил Сникерс.
Это было как-то глупо. Вряд ли он чем-то мог им сейчас помочь.
— Ты сейчас или соглашаешься, или нет, — негромко произнес Пикник, и от его взгляда Сникерсу снова стало не по себе. — В первом случае ты помогаешь нам, и мы возвращаем тебе перчатку и, возможно, выписываем тебе разрешение на пользование ей. За помощь следствию, скажем, — в его голосе явственно чувствовалась ирония.
— А откажешься — тебя швыряют за решетку, и к гоночкам своим ты не сможешь вернуться еще долго, — насмешливо бросил младший Твикс, и Сникерса передернуло. Жизнь в камере — чертову жизнь, десять лет, — в тюрьме и без свободы, было даже противно представлять.
— Если я вам нужен, — в минуты опасности мозг, как всегда, работал лучше всего, — а вы меня бросите за решетку, то что будете делать с вашей проблемой?
— Просто наденем вот это, — Пикник снова повертел в воздухе перчаткой, — на чью-то еще руку. У нас достаточно талантливых людей в отделе.
Он снова пожал плечами, будто бы это и не стоило ничего. Зачем, мол, нам этот ваш Сникерс, найдем кого-то посговорчивее.
— А не выйдет у вас ничего, — Сникерс тоже оскалился. Приятно было чувствовать себя кем-то вроде хозяина положения, хотя он им вовсе не был. — Ей только я и умею пользоваться. Вы знаете, сколько я тренировался, прежде чем хоть слегка время замедлять смог? Провалитесь вы, один у вас выход.
— О-о, — протянула Баунти с каким-то удовлетворением. — Мне нравится, когда ты говоришь так решительно, малыш.
— И ты, надо полагать, согласен с этим выходом? — Пикник приподнял бровь. Сникерс все так же не мог отвести от него взгляда, хотя на ту же Баунти было бы в разы приятнее смотреть. — Мы не потребуем от тебя ничего невозможного. Хотя тебе придется немного потренироваться работать с твоей перчаткой.
— А времени-то это сколько займет? — Сникерс снова переступил с ноги на ногу. Надо было сесть, когда предлагали. — Всю жизнь я работать у вас не стану, и не думайте.
— Тебе и не предлагают, — фыркнул младший Твикс. — Размечтался.
Сникерс, повернувшись к нему, скорчил рожу. Заранее понятно было, что он согласится — садиться в тюрьму ему все еще не хотелось. Даже если оправдают в суде, перчатку все равно конфискуют и будут учить кого-то другого ей пользоваться. Способность его — Сникерс не скрывал — была достаточно редкой, но все-таки не уникальной. Если человек умеет использовать один артефакт, то и вторым ему овладеть будет не так трудно. Это заняло бы время, но Сникерс и сам не отказался бы немного потренироваться. Может, он и в самом деле научился бы отматывать время назад.
— У нас почти полтора месяца, — Пикник кивнул на настенный сенсорный календарь напротив его стола. Тридцатое ноября было выделено красным цветом. — Было бы еще больше, но кто-то слишком быстро бегает, — он снова усмехнулся.
— Мы ловили тебя три недели, — закивал младший Твикс. — Хотя ставлю пять баксов, ты даже не знал поначалу, что мы следим за тобой.
— Везучий придурок, — хмыкнул старший.
Сникерс и в самом деле не замечал слежку, только вот последнюю неделю чувствовалось что-то не то. Тогда он срочно сматывался и подхватывался, даже если ничего снаружи не угрожало, — своей интуиции он доверял. Бегать от копов он умел еще с пятнадцати лет: с того момента, как в руки к нему попала эта перчатка.
— А что нужно сделать? — поинтересовался Сникерс и, подтянув к себе ближайший стул, все-таки сел. Чувствовал он себя свободнее — какая-то тяжелая пелена напряжения и настороженности рассеялась. Теперь все выглядело так, будто они были одной командой и вместе планировали какую-то операцию.
— На тридцатое назначен… — Пикник немного помедлил, но затем все-таки продолжил: — Назначен день казни одного из наших товарищей. И мы должны добиться его оправдания.
В комнате снова повисла тишина. Все опять выглядели какими-то хмурыми и напряженными, перестали улыбаться даже Твиксы.
— Скита подставили, — заговорила Баунти каким-то совсем не своим, тусклым голосом. — Он, как и мы с тобой, владел одним манипулятором и работал в нашем отделе. Но кое-кто из нашего начальства, — она скривилась, — нуждался в козле отпущения.
— Этот мудак решил, что Скит подходит как нельзя лучше, — старший Твикс смотрел в сторону. — На него повесили слив информации европейским конкурентам. Скорее всего, он оказался там, где не нужно, и узнал что-то из того, что знать не положено.
— Его просто вытащили тогда из собственной постели ночью, — младший Твикс тоже не смотрел на Сникерса.
— И сразу осудили, он несколько дней только в камере провел, — продолжил старший.
— С помощью внештатных сотрудников мы выяснили, кто именно был настоящим виновником, — Пикник говорил негромко и очень сухо. — Мы давно подозревали его и теперь хотим довести дело до конца.
— Его зовут Брикс, и он работает в министерстве иностранных дел, — Баунти всучила Сникерсу планшет с фотографией и несколькими строками досье.
— И он редкостный ублюдок, — вставил Декер, и Трекер покивал, подтверждая его слова.
Сникерс взглянул на фото: это был высокий человек средних лет, темноволосый, кареглазый и светлокожий. Он выглядел интеллигентным и воспитанным — таким бы мог быть политик или богатый бизнесмен, — но от одного его вида веяло чем-то неприятным. Сникерс молча кивнул и протянул планшет Баунти — смотреть на этого типа лишний раз ему не хотелось. Он был чем-то похож на европейцев, а они в системе ценностей Сникерса занимали самое низкое место — годы конфликтов с Европой не прошли для Штатов зря.
— Мы слышали про тебя раньше, — она хитро прищурилась. — И про гонки твои, и про остальные подвиги, догадывались, что тут нечисто. Парень с такой способностью, как у тебя, нам не помешал бы.
— Если ты согласишься нам помогать, обеспечим всю поддержку, — пообещал Пикник. — Объясним, что тебе нужно делать, когда, куда и зачем. Если приходится использовать кого-то постороннего — то лучше сделать это с максимальной пользой, — он пожал плечами.
— Парни, — Сникерс почувствовал, что в горле пересохло, и язык ворочался с трудом. — Вы тут все охуенно распланировали, но вы слышали, что я сказал? Двенадцать секунд, мать вашу.
— Ну, Сник, — старший из Твиксов заухмылялся. — А вот с этим мы, наверное, сможем тебе помочь.
— Тренировки от заката до рассвета, — Баунти рассмеялась и поправила волосы. — У нас есть полтора месяца до дня икс. За это время тебе придется многому научиться, малыш.
— Сделаем все, чтобы ты справился, — Пикник встал со своего кресла, а затем шагнул к Сникерсу. Он и в самом деле был высоким, чертовски высоким — возвышался над ним какой-то скалой. Он выглядел внушительно: сразу было видно, что это серьезный босс и ответственный начальник. Его выдавали только глаза — Сникерс смотрел в них и не видел ни умудренности, ни занудства, а искорки насмешливого веселья не вязались с серьезным голосом. Ненадежные планы с осуждением важной шишки с помощью какого-то проходимца совсем не соответствовали образу законопослушного главы отдела. Это было совсем неплохо: Сникерса бесили идеально следующие правилам. — Ты согласен, Сникерс?
«Глупый какой вопрос», — подумал Сникерс, глядя Пикнику в глаза. Судя по выражению лица, он и так все понял, но нуждался в словесном подтверждении.
— Согласен, — Сникерс протянул ему ладонь. — Хрен с вами, но знайте, парни, если я не научусь ничему — это ваша проблема будет.
И в который раз за этот час атмосфера в комнате снова резко сменилась. Повеселел даже Трекер, и они шептались о чем-то с Декером, отвернувшись к стене.
— Мы рады, Сникерс, — тихо произнес Пикник без обычной насмешки и пожал его руку. И одновременно вложил в его ладонь перчатку. — Очень рады.
— Еще бы не были, — неловко усмехнулся Сникерс.
Последующий месяц ему уже сейчас представлялся в красках.

Со своими предсказаниями Сникерс не ошибся.
После совещания Баунти довезла его до общежития Академии: по ее словам, Сникерс должен был постоянно оставаться в поле зрения, поэтому нельзя было отпускать его ночевать где придется. Там ему выделили личную комнату, и Сникерс смутно пожалел, что к нему не подселят никакую симпатичную студентку.
Окно было одно, зашторенное, на полу лежал дешевый линолеум и чужие носки, стены — заштукатурены. У стены стояла кровать, в углу валялась стопка порножурналов и какой-то мелкий мусор: очевидно, остались от прошлого владельца, но постель была чистой и даже застеленной.
— Спокойной ночи, малыш, — Баунти, остановившись у порога, помахала ему. — Утром придется проснуться рано, так что не засиживайся.
Она послала ему воздушный поцелуй и, развернувшись, вышла из комнаты.
Сникерс переступил через носки и, присев на кровать, стал негнущимися пальцами стягивать с себя толстовку и джинсы. Тут было тепло, и ему одуряюще хотелось спать — день выдался непростым. Да и ночь не легче.
Все эти факты нужно было обдумать и переосмыслить, но сил уже не было. Факт был один — он согласился на какое-то безумно опасное и рискованное дело, и ничего он тут уже не исправит, а за глупости свои надо расплачиваться. С этой мыслью Сникерс заснул, и ему снились бескрайние цветочные поля, штормы и молнии и почему-то — странные глаза с фиолетовым отливом.

Утром Баунти вытащила его из кровати в шесть часов и потащила неизвестно куда.
— Сейчас мы с тобой поедем в наш спортзал в участке, — сообщила она бодро, пока они шли по пустому коридору общежития. — И будем тренироваться. Наш босс выдал Пикнику карт-бланш на твое воспитание, поэтому мы можем пользоваться всеми ресурсами.
— А ты знаешь, что там нужно для тренировок? — Сникерс отчаянно зевал и тер кулаками глаза. — Я вот понятия не имел, когда начинал.
Баунти загадочно улыбнулась и открыла перед ним дверь машины.
Судя по всему, это было намеком, что она не в настроении отвечать на дальнейшие расспросы, и Сникерс покорно умолк.
Участок только начинал оживать, когда они вошли внутрь. Сникерс поглядывал по сторонам в надежде увидеть знакомые лица, но с Баунти все здоровались, а его словно бы не замечали. Уткнувшись взглядом в пол, Сникерс молча проследовал за ней к лифту, а потом — через еще один коридор.
Спортзал, в который она его привела, пустовал. Помещение было огромным, и Сникерс невольно остановился недалеко от входа. Баунти быстро скрылась в какой-то подсобной комнате, и Сникерс присел на край подоконника. Тут могло бы поместиться настоящее футбольное поле — в спортзалах такого размера он еще не бывал.
Баунти вернулась через полминуты с корзинкой, полной бейсбольных мячиков.
— Начнем с теории! — провозгласила она и, взяв один мяч, подкинула его в руках. — Твоя перчатка или мое ожерелье — говоря научным языком, наши манипуляторы элементарных частиц — помогают контролировать способности, которые в нас до этого находились в спящем состоянии. Без перчатки, — она чуть посерьезнела, — ты сможешь то же, что можешь и с ней, но это будет намного труднее. А для того, чтобы научиться справляться с ней, тебе придется целыми днями тренироваться. Все понятно? — она доброжелательно улыбнулась и снова подбросила мяч.
— Полностью, — вздохнул Сникерс. — И что мне делать?
— Попытаться остановить мяч, — Баунти пожала плечами. — Твоя перчатка помогает тебе создавать сферу вокруг тебя, в которой время останавливается. Мы измерим диаметр твоего поля и время, которое ты сможешь удерживать.
— Я могу создавать его несколько раз, — сообщил Сникерс. — Только не дольше двенадцати секунд.
— И сколько потом нужно отдыхать? — заинтересовалась Баунти. Отодвинув ногой корзину, она села на скамью напротив Сникерса и одернула юбку.
Сникерс отвел взгляд.
— Несколько часов, — пробормотал он, стараясь смотреть в сторону. — Лучше всего поспать или поесть, или как получится.
— Это слишком влияет на метаболизм, — сочувственно покивала Баунти и встала. — Тогда начнем! Я бросаю мяч, а ты останавливаешь время. Все предельно просто.
Она еще раз улыбнулась и, развернувшись, зашагала к противоположной стене. Сникерс тоже встал на ноги и поправил перчатку на руке.
Баунти кинула мяч без предупреждения, не разворачиваясь. Сникерс успел заметить, как он летит на него, и в последний момент машинально дернул ремешок перчатки на руке.
Мяч завис в воздухе в нескольких сантиметрах от его носа.
Сникерс глубоко вздохнул и застегнул перчатку обратно: мяч сразу же безвольно упал и запрыгал по полу.
— Отлично! — одобрительно крикнула ему Баунти. — А теперь еще раз!
Сникерс, выпрямившись, кивнул.
Почему-то ему казалось, что успеет поймать он далеко не все мячи.

За неделю, которую он тренировался с Баунти, он пропустил сто сорок восемь мячей.
«Сто сорок девять», — мысленно поправился он уныло и подобрал упавший мяч с пола.
Баунти глубоко вздохнула и покачала головой.
— Сделаем паузу, малыш? — устало предложила она и, швырнув оставшийся мячик в корзину, присела на подоконник. — Подумай о том, как сконцентрироваться, сообрази что-нибудь.
Сникерс раздраженно фыркнул и кинул свой мячик в сторону корзины. Потоптавшись на месте пару секунд, он сел на пол, прислонившись спиной к стене. Баунти, уткнувшись в свой телефон, потеряла к нему любой интерес, и можно было беззастенчиво ее рассматривать. Увлекшись, он не расслышал тихих шагов, и вздрогнул от негромкого:
— Вовсю пялишься? — Пикник хмыкнул и, покрутив головой, сел рядом с ним.
— Не пялюсь, — буркнул Сникерс. Баунти забросила ногу на ногу и одернула юбку. — А ты зачем пришел?
— Пообщаться, — Пикник поднял один из валяющихся на полу мячиков и, подбросив, легко поймал его одной рукой. Сникерс завистливо проследил за этим — у него самого мячи вечно выпадали из рук. — Как твои успехи?
— Диаметр поля увеличился на двенадцать сантиметров, время — на восемь секунд, — заученно пробубнил Сникерс, опустив взгляд. — Итого — десять с половиной метров и двадцать секунд.
— За неделю, — ничего не выражающим тоном произнес Пикник. Можно было только догадываться, как он к этому относится — радуется хоть каким-то успехам или жалеет о пустой трате ресурсов.
«Скорее второе», — невесело подумал Сникерс и ощутил резкий укол стыда.
— Я к вам работать не нанимался, сами меня заставили, — поспешно напомнил он, по-прежнему рассматривая шнурки своих кроссовок. — Я делаю все, что могу.
— Ты услышал в моих словах хоть какие-то претензии? — деланно удивился Пикник. — Ты молодец, Сник. Все отлично.
Он коротко хлопнул его по плечу, и Сникерса словно прошило током. Он быстро вскочил на ноги и, касаясь стены, отпрыгнул на пару шагов. Только в следующую секунду он подумал о том, как глупо это выглядело со стороны, но эту мысль прервал тихий смех Пикника.
— Мне казалось, ты учишься работать со временем, а не со сверхпрыжками, — доверительно сказал он, и Сникерс торопливо отвернулся. — Эй, Баунти!
Та поднялась и, улыбнувшись Пикнику, подошла к ним.
— Вы все-таки нашли общий язык? — Баунти остановилась в полуметре.
— Мы немного поговорили и решили избавить тебя от мучений, — с серьезным выражением лица сообщил Пикник и легко поднялся на ноги. — Я потренируюсь со Сникерсом до обеда. Будут требовать — я у Марса по важным вопросам, — он подмигнул, и она рассмеялась в ответ.
В голове у Сникерса одна за одной пронеслось несколько никак не связанных между собой мыслей, и он растерянно перевел взгляд с Баунти на Пикника. Оба, казалось, пришли к этому решению давным-давно, но в очередной раз просто забыли оповестить его.
Все это неприятно задевало.
— Удачи, малыш, ты со всем справишься, — Баунти, махнув Сникерсу рукой, прошествовала к выходу и плотно прикрыла за собой дверь.
Они с Пикником остались вдвоем, и Сникерс нервно подергал себя за волосы. Стоило как-то отреагировать, но, как вести себя с ним, он до сих пор не знал. За день он десятки раз неуловимо менялся от авторитетного начальника до веселого шутника, а каким он был на самом деле, Сникерс не представлял.
— Только не злись, — примирительно предложил Пикник и, подхватив с пола несколько валяющихся мячиков, отошел к противоположной стене. — Баунти тоже нужно дать отдохнуть, а у меня есть пара свободных часов.
Сникерс кивнул и переступил с ноги на ногу.
— Мы начнем? — нетерпеливо уточнил он, дергая застежку на перчатке. Растерянность и обида ушли, уступив место раздраженному желанию доказать свою состоятельность.
— Если ты не возражаешь, — по лицу Пикника снова скользнула короткая усмешка, и он, поправив очки на макушке, расстегнул молнию куртки. Он снял ее одним слитным движением, и Сникерс на мгновение задержал дыхание.
Для того, чтобы превращать бытовые действия в стриптиз, нужно было иметь особенный талант, и у Пикника он явно был.
В следующее мгновение в Сникерса врезался мячик. Из груди разом выбило весь воздух, и Сникерс согнулся, хватая его ртом.
Когда он поднял голову, Пикник смотрел на него, приподняв брови.
— Мы договаривались потренироваться или я что-то путаю? — уточнил он и, подбросив еще один мячик, склонил голову набок.
— Ты… — хрипло начал Сникерс, но внятно сформулировать претензию не выходило.
«Ты слишком неприлично снимаешь куртку» вряд ли подошло бы в качестве аргумента.
— Сникерс, — Пикник вновь резко посерьезнел. — То, что у меня есть время, не значит, что я собираюсь тратить его попусту. Или ты концентрируешься и начинаешь работать, или… — он вновь подбросил шарик.
Сникерс глубоко вздохнул и, сжав руки в кулаки, утвердительно кивнул.
Пикник широко усмехнулся и, размахнувшись, швырнул следующий мяч. Поле Сникерс успел поставить в последнюю секунду, и мяч завис в нескольких сантиметрах от его носа.
Внутри все сжалось, и, мысленно отсчитывая секунды, Сникерс боялся дышать.
«Зато, — подумал он, когда мяч с мягким стуком упал на пол, а Пикник, одобрительно хмыкнув, стал вводить данные, — теперь ясно, кто тут бейсболист».
И это наблюдение, хоть и было ценным, вовсе не радовало.

— Я больше не могу! — Сникерс умоляюще вскинул руки и, пошатнувшись, свалился на пол. — Перерыв!
Голова кружилась, спортзал перед глазами вращался и переворачивался сверху вниз, а фигура Пикника напротив то появлялась, то снова исчезала. Вдобавок мучил сильнейший голод: прошло три часа после завтрака, а во время тренировок организм работал с усиленной скоростью. Пару раз они делали перерывы на бутерброды, но сейчас Сникерс был готов съесть десять своих обычных порций.
— Отдыхай, — сжалился Пикник и, привычным жестом подбросив мячик, сел поблизости. — Позже продолжим.
Сникерс, улегшись на спину, вяло кивнул. Пикник коротко хмыкнул и, прислонившись спиной к стене, вытащил телефон.
Пикник помогал ему тренироваться уже около двух недель, и за это время диаметр поля увеличился еще на полметра, а длительность — еще на двадцать секунд. Услышав эти цифры, Баунти покачала головой и восхитилась педагогическим талантом Пикника, а тот в ответ только самодовольно ухмыльнулся. Сникерсу в тот момент захотелось ему врезать: говорить о том, что достиг он этих результатов постоянными мучениями и голодом, Пикник явно не собирался.
Конец ноября все близился, и пару раз Сникерс пытался узнать у Пикника и Баунти что-то об их планах, но внятного ответа так и не получил. Твиксы отшучивались, и каждый раз Сникерс злился на то, что своим они его считать не начали. Все обсуждения или приостановились, или велись где-то втайне от него, и Сникерс был уверен во втором.
— Сник? — Пикник вдруг окликнул его, и пришлось разлепить глаза. — Поднимайся. Тренировку продолжим позже.
Его голос опять неуловимо изменился, и спорить с ним в таком настроении Сникерс не решался. «Что-то произошло», — подумал он и, молча поднявшись на ноги, последовал за Пикником.
Дорогу к своему отделу они преодолели в тишине. Пикник шел вперед быстро, широкими шагами, и Сникерс едва поспевал за ним. Попыток расспросить о том, что случилось, он делать не стал: судя по всему, Пикник был не в настроении разговаривать. Пару раз он отправлял какие-то сообщения на ходу и машинально, не поднимая головы, здоровался с проходящими мимо знакомыми, но отчетливое напряжение чувствовалось по всему его поведению.
— Эй, шеф? — младший Твикс подскочил со стула, когда Пикник пинком распахнул дверь комнаты. Сникерс невольно подумал о том, какие у него ненормально длинные ноги. — Баунти…
— Я в курсе, — Пикник коротко кивнул и, остановившись у двери своего кабинета, отрывисто велел: — Зайдите ко мне. Сник, ты тоже.
— Раскомандовался, — пробормотал Сникерс себе под нос.
Декер в углу хихикнул. Старший Твикс, махнув рукой, зашел вслед за Пикником, и младший поторопился за ним.
— Вечно плетут какие-то заговоры, — ворчливо заметил Трекер, и Декер отозвался на его слова еще одним смешком.
Сникерс показал им язык и, протиснувшись в дверь, захлопнул за собой дверь.
Пикник уже сидел на краю своего стола и рассеянно вертел в руках телефон.
— Баунти в больнице, — помедлив, сказал он. — Ничего серьезного, сквозное ранение в плечо, скоро будет в норме.
— Скоро, — с нажимом повторил старший Твикс.
— А скоро — это не завтра, — добавил младший. — Придется откладывать.
Сникерс беспомощно перевел взгляд с одного на другого. Все было ясно без лишних слов: от него снова скрыли что-то важное.
— Неизвестно, когда будет следующая возможность, — Пикник покачал головой. — Лишнего времени нет, будем рисковать.
Близнецы зашумели, перебивая друг друга, и Сникерс со скучающим видом вытащил из кармана наушники и принялся их распутывать. Все трое замолчали и устремили на него взгляды.
— Послушаю музыку, пока вы тут обсуждаете свои дела, — съязвил он. — Не буду вам мешать.
Обида, засевшая внутри, душила так, что хотелось выбежать из кабинета и с грохотом захлопнуть за собой дверь. Вряд ли они даже заметили бы это: неизвестно, зачем Пикник вообще его сюда позвал.
— Сник, успокойся, — Пикник вздохнул и, отложив телефон, выпрямил спину. Со стола он не встал, но с таким выражением лица выглядел внушительно, даже болтая ногами. — Баунти нам нужна была для проникновения в дом Брикса. Наш информатор упоминал, что там могут быть какие-то письма, документы, подтверждающие его контакты с европейцами. Завтра вечером прием в министерстве, Брикс в числе приглашенных, и мы собирались воспользоваться этим шансом. Твиксы одни не справятся, и теперь придется менять планы.
Пикник развел руками. В его словах и жестах не было никаких намеков, но Сникерс уже успел понять: именно в его невинном поведении и стоило искать подвох.
«И сейчас я возьму и сделаю то, что от меня ждут», — обреченно подумал он.
— И вам нужны люди, да? — голос дрогнул. Сникерс скомкал наушники в руке и неловко запихал их обратно в карман. — Кто-то, кто сможет тихо и незаметно проникнуть в дом и найти там то, что вам нужно?
— На лету соображает, — пробормотал младший Твикс, и старший поддержал его кивком.
— Сник, нет, — Пикник поспешно вскинул руки. Он говорил очень быстро, словно и в самом деле занервничал, но по его лицу невозможно было понять наверняка. — Нет. Я не предлагал этого. Нет.
— Было бы «нет» — ты бы меня сюда не звал! — возмутился Сникерс и скрестил руки на груди. — Ты ведь сам туда не полезешь, Твиксы нужны будут снаружи, вводить новых людей за день до операции опасно.
— Я позвал тебя сюда, потому что ты постоянно жаловался, что тебе ничего не рассказывают, — отрезал Пикник. Даже сидя, он смотрел на Сникерса сверху вниз, и какое-то уверенное превосходство чувствовалось во всей его позе. Это неприятно било по самолюбию. — Я не отправлю тебя туда.
— Может, это не такая плохая идея? — старший Твикс ткнул локтем младшего. — Он прав, нам нужно караулить охрану, а тебе придется остаться тут для координирования.
— А у него есть еще и тузы в рукаве, — поддакнул младший. — Из оружия в него не попасть, он ничем не рискует.
Пикник хотел возразить, но отчего-то осекся. Выражение его глаз вновь сменилось — с непреклонно-протестующего на смирившееся.
— Сник, — со вздохом протянул он. — Ты уверен, что справишься? Внутри полно охранников, придется аккуратно и быстро вскрывать несколько дверей, потом искать нужные файлы и…
— Справлюсь, — перебил его Сникерс и, ухмыльнувшись, добавил: — Знаешь, сколько раз я вскрывал дверь школьной столовой ночью?
Твиксы одновременно издали смешки, и даже Пикник коротко хмыкнул.
— Значит, придется вводить тебя в курс дела, — неспешно произнес он, растягивая слова, и спрыгнул со стола. — Готовься слушать, Сник.
На его губах заиграла знакомая усмешка, и Сникерс отчетливо понял, что он не ошибся. Все это действительно было спланировано заранее и должно было вызывать привычные приступы злости, но отчего-то в этот раз их не было.
Даже к такому методу ведения дел можно было привыкнуть.

Сникерс глубоко вдохнул и прижался спиной к каменной стене забора. Тот был высоким: почти три метра в высоту, но он преодолевал и не такие расстояния. «Кошки» в руках подрагивали, а стеклорез он машинальным жестом запихнул поглубже в карман.
— Ну? — тихо спросил он, зачем-то поближе подтянув микрофон рации. — Как вы там?
— Готовься, — свистящим шепотом велел какой-то из Твиксов — Сникерс не различал их голоса. — У тебя будет не больше минуты.
— Не трать запасное время попусту, — добавил второй, и оба издали синхронные смешки. — Сейчас будет небольшой фейерверк!
В этот момент с другой стороны дома вспыхнула петарда, а за ней — следующая. Сникерс, не решаясь пошевельнуться, вслушивался в топот у своей стороны дома, а затем — в какие-то окрики со стороны Твиксов.
— Лезь! — скомандовал один из них. — Твой охранник тут, живо!
— Есть, — отозвался Сникерс — голос все-таки дрогнул. Он знал, что ничем не рискует, но сердце отчего-то билось быстрее, чем когда-либо.
Он молча втянул голову в плечи и, сделав глубокий вдох, быстро вскарабкался по каменному забору. На вершине он едва не выронил стеклорез и, охнув, поспешил спуститься вниз. Бесшумно приземлившись у живой изгороди, он оглядел пространство.
Двор перед ним был пуст. С другой стороны по-прежнему слышались голоса и шаги, но сюда никто не спешил возвращаться. Расстояние от забора до стены дома составляло больше тридцати метров — почти в три раза длиннее, чем диаметр его поля. Еще раз быстро оглядевшись, он рванул вперед. Включать остановку времени он не стал: у него оставалось несколько секунд, пока охранник не вернется на место, и нужно было использовать их с толком.
Садовые дорожки, извивистые и обсаженные цветами, усложняли дело, а асфальт делал удары мягких подошв громче. С тоской подумав о том, что его следы на клумбах наверняка заметят сразу же, Сникерс перемахнул через очередной невысокий куст. Он был уже у стены дома, когда голоса стали громче.
— Как ты? — поинтересовался какой-то из Твиксов. — Они возвращаются. Лезь быстрее.
— Лезу, — шепотом огрызнулся Сникерс и, примерившись, забросил «кошки» к причудливой лепнине около окна второго этажа. — Скажешь, как завернут за угол.
— Сник? — этот голос Сникерс бы не спутал ни с каким. Он звучал глуше других — говорящий находился намного дальше, чем оба Твикса. — Ты уже в доме?
— Лезу, какого черта… — раздраженно начал Сникерс, но не договорил. Проверив веревку на прочность, он поспешно полез наверх. На стене было множество бессмысленных украшений — придерживаясь за них, можно было бы влезть без всякой проверки.
— Заткнись, — перебил его Пикник. Судя по голосу, он тоже волновался. — Брикс возвращается домой, через полчаса будет тут. Немедленно включай остановку и возвращайся обратно.
— Сник, охранник сейчас тебя увидит! — влез в разговор какой-то из Твиксов. — Быстро!
— Тормози время, Сникерс! — рявкнул Пикник. — И немедленно уходи!
«Как вы меня достали», — подумал Сникерс, но послушно дернул защелку на перчатке.
Двое охранников, подходивших к нему, попали в диаметр поля и замерли в нелепых позах.
Начал отсчет таймер: сорок три секунды, имеющиеся в запасе, стоило расходовать разумно.
— Живо вниз, у тебя достаточно времени, — велел Пикник; его голос по-прежнему звучал с непривычными нервными нотками. — Скоро подойдет патруль, Сник, хватит висеть на стене!
— Сколько, ты сказал, у меня есть минут? — тяжело дыша, уточнил Сникерс и, не останавливаясь, преодолел оставшийся до окна метр. — Полчаса?
— Нет, Сникерс, не вздумай, — было слышно, что Пикник с трудом удерживается от ругательств. — Я запрещаю, немедленно спускайся!
— А я тебе не подчиняюсь, — хмыкнув, напомнил Сникерс. Стеклорез неожиданно легко скользнул в ладонь. — Я успею.
— Ты чертов самонадеянный… — начал Пикник с неприкрытым раздражением в голосе, но его вновь перебил Твикс.
— Патруль подходит, у тебя секунд семь!
— Вот видишь, я уже не успею спуститься вниз, — весело подытожил Сникерс. Быстро, нетерпеливыми движениями он принялся пилить оконное стекло около шпингалета.
— Я убью тебя, — вздохнув, сообщил Пикник. Кто-то из Твиксов на заднем плане вновь хихикнул. — Сник, если тебе это не удастся, я вытащу тебя из тюрьмы только для того, чтобы убить.
— Удастся, — уверенно отрезал Сникерс и поспешно запихнул стеклорез обратно в карман. Открыть окно он уже не успевал.
— Отключай! — скомандовал Пикник, и Сникерс вновь рванул застежку перчатки. — Теперь заткнись и молись, чтобы они прошли мимо и не стали смотреть вверх.
Сникерс, затаив дыхание, покрепче вцепился в подоконник. «Забавно будет, если я сейчас свалюсь им на головы», — мелькнула непрошеная мысль.
Патруль из еще двоих охранников подошел к дежурившим у стены и остановился — очевидно, узнать, все ли в порядке. До Сникерса долетали обрывки разговоров.
— …подкинули петарду, — говорил кто-то из дежуривших. — …порядке.
— …не отлучались, — заверил второй. — …тихо.
Охранники перебросились еще парой слов, а затем патруль последовал дальше. Сникерс окинул взглядом задний двор — только двое охранников, прямо под ним, еще двое постепенно удаляются, и никого из них не интересует скрывшаяся за извивистой лепниной тень. Он осмотрел стену, по которой лез, и вдруг похолодел.
Прямо по светлой каменной стене спускалась веревка, которую он в спешке забыл подтянуть к себе.
Веревка болталась от порывов ветра и отбрасывала тень.
Смертельный ужас прошил с ног до головы. Кому-то из охранников стоило только повернуть голову — и он заметил бы веревку, а затем заметил бы и его самого. Но они могли и не оборачиваться, а обратить внимание на движущуюся тень и услышать шелест веревки в его руках.
«Долго думать вредно», — скомандовал себе Сникерс и, вновь задержав дыхание, принялся аккуратно подтягивать веревку. Освещение у этой стены было неярким, а никто из охранников не смотрел в его сторону. Торопливо перебирая руками, он втянул веревку к себе.
— Они ушли, — тихо оповестил его Пикник, и Сникерс чуть не вздрогнул от неожиданности — о рации он уже успел забыть. — Включи остановку на пару секунд и открывай окно.
Сникерс молча подчинился. Стараясь действовать как можно быстрее, он запрыгнул внутрь, поспешно закрыл за собой окно и только после этого вновь дернул застежку перчатки.
— Все в норме, — шепотом доложил он, осматривая комнату вокруг. Это была какая-то спальня — скорее гостевая, чем хозяина дома. Где-то дальше по коридору слышались шаги охранника, но сюда никто заходить не собирался.
— Сколько у тебя осталось секунд в запасе? — поинтересовался Пикник. Судя по голосу, он уже успокоился и смирился с положением дел: в его интонации вернулась прежняя неуловимая насмешка.
— Двадцать две, — Сникерс, беззвучно ступая по мягкому ковру, дошел до тяжелой деревянной двери. Брикс жил небедно: такое количество натуральных материалов могли себе позволить только очень богатые люди. — А минут?
— Двадцать две, — в тон ему отозвался Пикник и негромко хмыкнул. — Если верить гугл-картам, уже двадцать одна. Возможно, он застрянет в пробке при выезде из города.
— Гугл всегда преуменьшает расстояние, — возразил Сникерс и нагнулся, чтобы взглянуть в замочную скважину.
— Молчи лучше, — со вздохом посоветовал Пикник. — У нас нет доступа к камерам внутри дома. Дождись, пока охранник будет в поле, тихо открой дверь, останавливай время и сбегай.
— Есть, — так же тихо ответил Сникерс и медленно опустил дверную ручку.
Этот момент казался ему самым сложным: требовалось успеть остановить время в тот момент, когда охранник будет находиться в диаметре, и не столкнуться при этом с ним в дверях. Выглянув в приоткрывшуюся щель, он прикинул расстояние: коридор длиннее десяти метров, но охранник уже направляется к нему. Нужно действовать немедленно.
Привычным движением Сникерс дернул застежку перчатки.
Слишком шуметь он не имел права: на этаже, вопреки обещаниям, могли находиться другие охранники. Обогнув застывшего охранника, он устремился к нужной двери: планировку дома и расположение кабинета ему сегодня объясняли все утро.
«Интересно, откуда они достали ключ», — он залез в карман и, вытащив какой-то из ключей — для надежности Пикник вручил ему две копии, — открыл дверь. Проскользнув внутрь, он захлопнул дверь, повернул защелку и дернул застежку перчатки.
— Как ты? — судя по всему, Пикник снова начал не то злиться, не то нервничать.
Сникерс тихо прошел по устланному ковром полу до огромного стола с расположенным на нем компьютером и только после этого откликнулся:
— Все хорошо. В кабинете.
— Черт возьми, — послышался облегченный вздох. — Отлично, молодец. Включай компьютер, мы готовы к взлому.
— Есть, — произнес Сникерс и, расположившись в кожаном кресле, ткнул светящуюся кнопку включения.
Прозрачный экран монитора ожил, и Сникерс понаблюдал за тем, как сами собой вводятся какие-то данные. Во взломе системы он не смыслил ровным счетом ничего и невольно порадовался, что ему не пришлось изучать это за полтора дня.
Он слышал, как охранник ходит туда-сюда по коридору, но страха этот звук не вызывал. Дверь была закрыта на защелку, значит, он легко успевал остановить время и выбраться через заранее распахнутое окно наружу. Поодаль, за поворотом, его ждала машина Твиксов. Достаточно было дать им знать, и они бы подобрали его у ворот поместья.
Успокоившись, Сникерс откинулся на спинку кресла и качнулся взад-вперед. Ощущение было приятное, и он невольно позавидовал Бриксу: кресло было потрясающим.
«Разбогатею — куплю такое же», — решил он и еще раз качнулся.
Вдруг его взгляд упал на шкаф, и сердце в очередной раз забилось быстрее. Там, на полке, небрежно валялись часы — очевидно, Брикс оставил их там, когда собирался на свою вечеринку. Только по виду часы тянули тысяч на двадцать, если не больше — Сникерс не слишком ориентировался в ценах на элитные часы. Жадность внутри вступила в яростную борьбу с благоразумием и вышла из нее абсолютной победительницей.
Стараясь не шуметь, он поднялся с кресла и медленно подошел к шкафу.
— Сник? — вдруг позвал его Пикник. — Подтверди выбор. Ты ведь еще за компьютером? — в голосе послышалось какое-то подозрение, и Сникерс быстро вернулся в кресло.
— Где мне еще быть, — ворчливо отозвался он и поспешно нажал на нужную кнопку. — Еще что-то подтверждать?
— Пока нет, — подозрение в голосе Пикника стало сильнее. — Сникерс, ты же не собираешься нарушать свое слово, верно?
— Конечно нет, — возмутился Сникерс и запоздало подумал, что даже не стал уточнять, какое именно слово.
Подозрения Пикника это явно только укрепило.
— Сникерс, — стальным тоном начал он, и внутри что-то задрожало. — Ты сейчас немедленно вернешься за стол и положишь на место все, что взял. Ты не снимал перчатки?
Еще днем ему зачем-то вручили пару обычных кожаных перчаток — для конспирации, как аргументировал это Пикник. Он тогда странно усмехнулся и сказал, что Сникерсу стоит быть поосторожнее, если он вздумает совершать преступление: его отпечатки уже несколько лет были в базе данных после какого-то мелкого воровства.
— Не брал я еще ничего, — буркнул Сникерс и неохотно оторвал взгляд от привлекательно поблескивающих часов. — Я уже говорил тебе, что я не вор.
— Неубедительно, — фыркнул Пикник. — Хочешь, чтобы мы включили веб-камеру?
Сникерс вздохнул. С мечтой о пожизненном запасе бургеров и кожаном кресле пришлось распрощаться.
— Я сижу смирно и ничего не беру в руки, — уныло заверил он и еще раз качнулся в кресле.
— Вот и умница, — похвалил его Пикник, и Сникерсу захотелось скорчить рожу. — Мы закончили. Видишь открытую папку? — дождавшись подтверждения, он продолжил: — Скидывай все материалы себе. Понятия не имею, что за защита тут стоит, но скачать дистанционно у нас их так и не получилось.
— Ничего без меня не можете, — самодовольно заметил Сникерс и принялся перебрасывать содержимое папки на валявшуюся в кармане флешку. Их у него на всякий случай тоже было две.
— Не зазнавайся, взломщик, — усмешку Пикника Сникерс почувствовал нутром. — Закончил? Теперь следующую. Она тяжелее.
За окном раздался звук подъезжающей машины, и Сникерс вздернул брови.
— И что это значит? — поинтересовался он, наблюдая за ползущей голубой полосой загрузки на экране.
— Это значит, Сник, что у тебя не осталось и пяти минут, — невозмутимо откликнулся Пикник. — Брикс вернулся.
— Что?! — Сникерс едва не вскочил на ноги от неожиданности. — Почему ты не сказал раньше?!
Полоса загрузки не показывала и половины.
— Не хотел тебя попусту волновать, — судя по звуку, Пикник пожал плечами. — Спокойно, Сник. Ты сам обещал, что справишься. Сколько секунд у тебя оставалось?
— Пятнадцать, — пересохшим горлом отозвался Сникерс. — Машину уже убрали в гараж. Может, он не станет сюда заходить?
— Мы не знаем, зачем ему вздумалось так резко возвращаться домой, — вздохнул Пикник. Шкала на экране показывала еще две минуты загрузки. — Может, соскучился по своим любимым тапочкам-свинкам. Может, съел на обед что-то не то и решил провести этот вечер наедине с белым другом. А может, почувствовал, что кто-то влез в его дом, и первым делом проверит свой кабинет.
На последних словах его голос чуть посерьезнел, и Сникерса передернуло. Шкала показывала одну минуту.
То ли богатое воображение его пугало, то ли по лестнице уже действительно кто-то поднимался.
— Он идет к тебе? — осведомился Пикник. Он уже окончательно посерьезнел, и Сникерса вновь затрясло от напряжения. В коридоре послышались звуки: кажется, Брикс спрашивал у охранника, все ли в порядке.
— Да, — шепотом выдохнул Сникерс. — Он почти тут.
Он бросил взгляд на монитор — тридцать секунд.
— У тебя достаточно времени в запасе, — успокоил его Пикник. — Или он уже ломится внутрь?
— Пока нет, — отмахнулся Сникерс. — Но скоро будет.
Охранник с Бриксом о чем-то негромко переговаривались, и от страха едва не отнялись ноги. Оставалось десять секунд, и Сникерс уже встал с кресла и держался за флешку, готовясь выпрыгнуть в окно в любой момент. «Кошка» была аккуратно прицеплена к подоконнику, а веревка лежала на нем.
Голоса были уже совсем рядом, и вдруг послышался звук ключа, вставленного в замочную скважину.
Пять секунд.
Дверь начала раскрываться — отчего-то неспешно, как в замедленной съемке. Сникерс, чувствуя, как пот заливает виски, натянул на глаза капюшон и опустил голову: светить своим лицом не очень хотелось.
Он успел встретиться с Бриксом взглядом, и в эту секунду компьютер издал долгожданный сигнал. Рванув флешку, Сникерс вспрыгнул на подоконник, и только через секунду после этого раздался крик Брикса, а затем — звук снимаемого с предохранителя пистолета.
Время Сникерс остановил, уже выпрыгнув на узкий наружный карниз. Пули ему были нестрашны, но время могло закончиться в самый неподходящий момент. Сдирая кожу перчаток, он заскользил по веревке вниз: в него уже палили другие охранники, но пули беспомощно падали, попав в диаметр поля.
— Твиксы уже подъезжают, быстро к ним! — скомандовал Пикник, о котором Сникерс вновь успел забыть. — Не дрейфь, Сник, все в порядке, только быстрее.
Кругом раздавались крики: кто-то пытался стрелять, кто-то — поймать его голыми руками, кто-то, сообразив, фотографировал. Сникерс порадовался темноте, своему капюшону и закрывшей глаза челке: мутные фотографии его спины никому ничего не дали бы.
Машина Твиксов летела в сторону дома, и Сникерс, уже не заботясь о сохранении клумб, пробежал сквозь парадную дорожку. Калитка была открыта: водитель, отгонявший машину, как раз собирался войти. Проскользнув наружу, Сникерс влетел в распахнутую дверцу машины Твиксов, и та на бешеной скорости устремилась вдаль. По ним палили, но пуленепробиваемое стекло могло пережить и не такое.
Таймер на перчатке грустно звякнул: время закончилось. Сникерс, тяжело дыша, откинулся на спинку сиденья: перед глазами все прыгало.
Какой-то из Твиксов повернулся к нему с пассажирского сиденья, сверкая улыбкой.
— Молодец! — воскликнул он и протянул ему бутылку воды. — Заслужил.
— Лучше бы дал бургер, — откликнулся Сникерс, но воду взял, и оба засмеялись.
Наушник снова ожил.
— Ты справился, Сник, — Пикник говорил с какой-то непривычной теплотой, и у Сникерса разлилось что-то приятное внутри. — Я в тебе не сомневался, — и, не делая паузы, он добавил: — Тебя поддерживала мысль о бургере?
— Мудак, — буркнул Сникерс. Все идеалы в очередной раз разбились вдребезги.
— Я шучу, — Пикник тихо хмыкнул. — Возвращайся. Получишь и бургеры, и пиццу.
Сникерс, не став тратить время на ответ, стащил наушники и отбросил их на дальний край сиденья. Вдруг в глаза бросился какой-то сверток, и он ткнул его рукой.
Твиксы на переднем сиденье снова издали смешки, а Сникерс медленно развернул бумажный пакет.
В нем лежало три еще горячих бургера, большая пачка картошки фри и записка знакомым небрежным почерком.
«Не сомневался, что ты справишься, Сник».

Обеденный перерыв подходил к концу, когда Сникерс толкнул дверь офиса. В душе роилось что-то смутное, напоминающее триумф, гордость и радость от ожидания похвалы, — вчера им с Пикником так и не удалось поговорить лично. Шагая по коридору, Сникерс поймал себя на мысли, что ему самому хочется знать о содержимом скачанных файлов. Он и не успел заметить, как втянулся в это дело.
— А, Сник, — Пикник вместе с Твиксами и еще парой человек был в переговорной. Он по привычке сидел на одном из пустых столов и держал в руке недоеденный бургер. — Привет. Позанимаешься сегодня один?
Он коротко улыбнулся и кивнул в сторону высокой стопки бумаг на пустующем столе Баунти.
— Превращают нас в бюрократов, — буркнул младший Твикс, не поднимая головы от компьютера. — Даже поесть нормально не дают.
— Радуйся, что не работаешь в этой дыре, — поддакнул старший, печатая что-то с набитым ртом.
— Заходи вечером, — предложил Пикник и, скомкав упаковку от бургера, встал со стола. — После… семи.
Он страдальчески вздохнул и закатил глаза.
Младший Твикс скептически оглядел объем бумаг.
— После восьми, — хмуро поправил он и с ненавистью ткнул кнопку.
— После девяти, — подвел итог старший.
— Ваш начальник — мудак, — протянул Сникерс, искоса поглядывая на Пикника. Тот склонился над столом младшего Твикса и что-то с ним вполголоса обсуждал. — Удачи.
Не дожидаясь вялых прощаний, он вынырнул из кабинета, привычно хлопнув за собой дверью. Ощущение было, словно огромный радужный пирог в душе кто-то уронил в грязную лужу.
«Как будто просто так взял и пришел их позлить», — мрачно думал он, неспешно бредя по коридорам в сторону столовой. Обратно в общежитие идти не хотелось, а зарядивший с утра дождь не добавлял энтузиазма.
Ныла голова и грызло изнутри разочарование, и даже куриная котлета сегодня была не такой вкусной, как обычно. Вяло тыкая вилкой в тарелку, Сникерс размышлял о произошедшем.
Выжить вчера удалось только из-за многочисленных изматывающих тренировок.
«Интересно, как это, когда в тебя попадает пуля? — он отставил полупустую тарелку с жареной картошкой и придвинул к себе десерт. — А когда она убивает?»
Его передернуло. Без энтузиазма доев суфле, он вышел из столовой и поплелся к спортзалу. День был испорчен с самого начала — не нужно было даже заходить сюда.
Настроение упало до того, что по сторонам он не глядел.
Через минуту ему об этом вежливо напомнили.
— Глаза разуй, идиот, — посоветовал кто-то, и Сникерс растерянно вскинул голову.
Он уже видел где-то говорящего: небритый и темноволосый хмурый мужчина среднего роста, на котором уместнее смотрелась бы тюремная роба, а не полицейская форма. Рядом с ним шагал невысокий альбинос в деловом костюме — его Сникерс здесь видел впервые. Он ободряюще улыбнулся, и Сникерс отпрянул.
— Извините, — пробормотал он и, снова уткнувшись взглядом в пол, последовал дальше. Он успел уловить обеспокоенный взгляд альбиноса, но хмурый не стал останавливаться, и тому пришлось его догонять.
«Все мудаки», — в очередной раз подумал Сникерс и пинком распахнул дверь спортзала. У него это получалось совсем не так эффектно, как у Пикника, но такие длинные ноги невозможно было получить иным путем, кроме как родиться с ними.
Брошенные мячики валялись там же, где они оставили их вчера. Сникерс поднял один и, прищурившись, с силой метнул его в стену.
Представлять на ее месте Пикника было на удивление приятно.

К вечеру настроение так и не улучшилось, а голод давал о себе знать. Сникерс еще дважды спускался в столовую и большую часть времени просидел на скамье в спортзале, бесцельно подкидывая мячик или жуя бутерброд.
После восьми он вновь был у офиса. К этому времени коридоры почти опустели, и можно было брести, не опасаясь врезаться в какого-то важного типа.
Когда он, помявшись, зашел внутрь, оба Твикса все еще сидели в комнате, а дверь кабинета Пикника была распахнута.
— Потренировался? — старший Твикс поприветствовал его, вскинув руку. — Садись, мы уже заканчиваем. По крайней мере, я, — он покосился на младшего.
— Неудивительно, взяв на себя в два раза меньше работы, — ворчливо откликнулся тот.
Сникерс хмыкнул и сел за один из пустующих столов у окна.
— А Пикник? — не удержавшись, спросил он. Злость уже немного отпустила. — Он тут?
— Вышел куда-то полчаса назад, — старший Твикс пожал плечами. — Скоро вернется.
— Можешь пока что поесть, — ехидно предложил младший, и оба одновременно рассмеялись.
Сникерс скорчил рожу и, отвернувшись, уткнулся в окно. Там все еще лил дождь: капли едва были различимы в серых сумерках, и нужно было щуриться, чтобы разглядеть хоть что-то.
В этот момент дверь щелкнула, и Сникерс резко обернулся. В проходе, зачем-то прикрывая ладонью лицо, стоял Пикник.
— О, ты верн… — старший Твикс запнулся и, поднявшись, принялся рыться в шкафу.
— Все в порядке, я сам, — отмахнулся Пикник немного странным голосом, повернувшись к нему спиной. — Давай аптечку. Еще раз привет, Сник.
Сникерс резко вскочил на ноги и устремился к Пикнику.
— Что случилось? — требовательно спросил он, уперев руки в бока.
— С лестницы упал, — с коротким смешком откликнулся Пикник и, приложив к носу смоченный бинт, перевел взгляд на Сникерса. У него был разбит нос и кровоточила губа, краснели запястья, но костяшки рук были целы. Выглядело это так, словно его долго держали и били.
Сникерса затрясло от возмущения, а злость мгновенно испарилась.
— Это твой начальник, да? — подрагивающим голосом уточнил он. — Да?!
Краем глаза он уловил, как Твиксы переглянулись и одновременно усмехнулись, но смеяться не стали. Вместо них расхохотался, запрокинув голову, Пикник. Сникерс обиженно на него покосился: в его вопросе ничего смешного не было.
— Нет, не он, — успокоившись, Пикник покачал головой и принялся наклеивать пластырь. — Все хорошо, Сник, сядь.
Он вытащил из холодильника ледяной брикет и, устроившись на одном из столов, повел свободной рукой.
— Встретился с нашим другом, — пояснил он со слабой насмешкой в голосе. — Пообещал в следующий раз утопить меня в заливе. Всегда хотел заняться экстремальным дайвингом.





 

@темы: Mini Bang - 2016

Комментарии
2016-01-19 в 00:03 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)



2016-01-19 в 00:03 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)


2016-01-19 в 00:04 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)



2016-01-19 в 00:04 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)



2016-01-19 в 00:05 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)



2016-01-19 в 00:06 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)



2016-01-19 в 00:08 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)



2016-01-19 в 10:12 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
Канонные без одной минуты полночь :-D

Рина Ли, текст интересный, но лично мне экшна не хватило чуток. Вроде и погони, и перестрелки, и спасение в последние секунды, а что-то маловато будет (с). Юст зато удался, и главгерои - лапочки, что постоянно голодный сорвиголова Сникерс, что надёжный, но себе на уме Пикник :)

Hismuth, отдельное мерси за первый арт :heart:, и за оба - за выражение лиц, за эмоции персонажей :kiss:

Emberstone, вам спасибо за проделанную работу. Не без огрехов, но кто без изъяна? :)

З.Ы. А скачать? Ссылки пустые.

2016-01-19 в 14:43 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
KosharikWildCat, держим планку :-D
Спасибо! Рада, что несмотря на недостатки, что-то все-таки понравилось))
З.Ы. А скачать? Ссылки пустые.
Уже полные)

2016-01-19 в 14:51 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
Рина Ли, опять занудничаю :)

2016-01-19 в 14:53 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
KosharikWildCat, значит, будет только текст :-D

2016-01-19 в 17:55 

Птица Граф
я ещё не читал, но пришёл таки сказать - с почином! :squeeze:
*и ещё пообмахивать кэпа полотенчиком. Кэп, живи! т_т*

а иллюстрации просто офигенские, слов нет, крутота одна
:heart::heart::heart:

2016-01-20 в 15:59 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
Рина Ли, что-то все-таки понравилось)) Перечитала, заостряя внимание не на сюжете, а на героях, и неожиданно вштырило. Двусмысленность некоторых фраз и жестов можно черпать ложкой :-D Пейринг полюбился ещё больше (хотя куда уж дальше-то).

2016-01-21 в 20:33 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Птица Граф, все в порядке, живу, полотенчико можно убрать :-D

KosharikWildCat, ну тогда вообще замечательно))

2016-01-21 в 21:41 

S.Victory
Пишут про суровых умных мужчин, получается блядушник про идиотов
Спасибо большое за такой большой текст, скрасил время на работе х)
А можно вопрос: между Марсом и Рафом отношения, я верно понимаю? :smirk:

2016-01-21 в 23:47 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
S.Victory, спасибо, рада, что понравилось :heart:
А можно вопрос: между Марсом и Рафом отношения, я верно понимаю?
Это абсолютно на волю читателя :-D Но Пикник не стал бы говорить просто так что-то вроде "у Марса будешь спрашивать" и "Раф не мой" :smirk:

2016-01-21 в 23:53 

S.Victory
Пишут про суровых умных мужчин, получается блядушник про идиотов
Это абсолютно на волю читателя
Воля читателя уже нарисовала все в подробностях, как где и почему х)
Еще раз спасибо! :inlove:

2016-01-22 в 00:04 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
S.Victory, всегда пожалуйста)) а по мрф еще будет как минимум один мини-вбоквел)

2016-01-22 в 00:15 

S.Victory
Пишут про суровых умных мужчин, получается блядушник про идиотов
а по мрф еще будет как минимум один мини-вбоквел

По этой же вселенной?
Она у вас очень интересна, додайте больше описаний её и её составляющих и совсем круто будет.

2016-01-22 в 00:17 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
S.Victory, По этой же вселенной?
Да, конечно)
С описаниями не обещаю, но постараюсь))

2016-01-22 в 00:20 

S.Victory
Пишут про суровых умных мужчин, получается блядушник про идиотов
Просто вы описывали перчатку Сника и все. И насколько понимаю машинку с поднимающимися вверх дверьми, но, наверняка, есть и другие девайсы!
Аррр, в общем очень жду вбочных мрф! Вдохновения вам!

2016-01-22 в 00:23 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
S.Victory, машина - это просто машина :-D Но другие девайсы да, возможно, когда-нибудь позже))
Спасибо! :heart:

2016-01-23 в 21:14 

brommorb
Пикник в форме просто огонь! Огромное спасибо за такие прекрасные иллюстрации и интрерсный рассказ ))

2016-01-24 в 21:22 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
brommorb, спасибо :heart:

2016-02-11 в 23:00 

Tora Tallium
«My kokoro is brokoro»
И вот я добралась до этого текста :3
Атмосфера напомнила мне американские детективные сериалы-процедуалы, я как будто пару пилотных серий подобного сериала посмотрела) Очень необычный Пикник,хотя я не так много фиков с ним читала, но завораживает, чертяка)) Сникерс вот просто как обычно, долбоёжик мимимишный Тт <3
Читается вообще легко и без напряга, хотя чем больше читаешь, тем больше хочется всяких деталек, описаний и продолжения, но аушка удасная, и проблем с тем, чтобы представить себе персонажей/общий сеттинг/обстановку у меня при чтении не возникало.
Короче, хватит на себя наговаривать! Местами остались недовычитанными повторы, но сюжет крепкий и хороший. Может быть, пиксники так и не затесались после этого текста в мои любимые пейринги, но читать было очень приятно, так что спасибо за такой чудесный текст :heart::heart::heart:

И да, арты потрясающие! Почти по-секрету могу сказать, что первый арт оценил даже человек, которому пейринг не нравится принципиально, вот насколько арты хороши :heart::heart::heart:

2016-02-14 в 15:20 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Рина Ли, Ну вот...теперь можно и про этот текст)
Мы прочитали его самым первым
(ну если не считать "высокого сезона" который я читала одна)

По началу было читать тяжело. Казалось что все крутится на одном месте.
И даже та сцена, когда Сник полез в дом - казалась, как те самые замершие капли дождя...
но дальше все словно пронеслось.
Сцена на катере - ахуенная! - спасибо!
Финал - ахуенные в двоейне)) :heart:_:heart:
И самое основное...когда история подошла к финалу...именно в этот момент понимаешь что все собралось воедино.
шкатулочка с сокровищем закралась и составила общую картину.
А в глаза та самая сцена на футбольном поле.

Автору - спасибо!
Артеру - :heart:

2016-02-14 в 15:59 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Tora Tallium, авв, спасибо! :heart: Отдельно рада, что Пикник понравился, он мне тут тоже больше всего нравится :-D
Может быть, пиксники так и не затесались после этого текста в мои любимые пейринги,
В мои тожеГлавное, что не сквикнуло и понравилось, аняня))

cybertono, спасибо!) Хорошо, что к финалу сложилось позитивное впечатление)

2016-02-14 в 17:59 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Рина Ли, Да оно было с самого начала...)
Просто казалось что раскачка большая...
а потом все как-то побежало...очень быстро)

А еще и эти отношения между Пикником и Сникерсом...
а сцена в больнице вообще - ммм...про шоколад и пиццу и бургеры...
тт
мне есть захотелось!!
да и обще... весь отдел у них такой со своими "приколами"
а....да, еще хотела сказать что за Твиксов прост отдельное спасибо!
Они просто сделали великолепный задник)

2016-02-14 в 18:00 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Рина Ли, Да оно было с самого начала...)
Просто казалось что раскачка большая...
а потом все как-то побежало...очень быстро)

А еще и эти отношения между Пикником и Сникерсом...
а сцена в больнице вообще - ммм...про шоколад и пиццу и бургеры...
тт
мне есть захотелось!!
да и обще... весь отдел у них такой со своими "приколами"
а....да, еще хотела сказать что за Твиксов прост отдельное спасибо!
Они просто сделали великолепный задник)

2016-02-14 в 21:47 

wayama_hisashi
Don't let the bastards get you down! (с)
Хотелось бы каждому автору написать отзыв сразу после прочтения, но поскольку мы устраивали себе Ассорти-фик-марафон в выходные, то, ну, никак не получалось. Читали всё нон-стоп. Поэтому сейчас некий сумбур в голове, приходится собирать всё в кучку.

Ах, как же растрогал момент под дождём, когда Сникерс остановил время. В этом мгновение хотелось остаться навсегда. И я искренне надеюсь, что Сникерс ещё не раз воспользуется своей перчаткой вот так вот, ПОТОМУ что, если Пикник и дальше будет тянуть, то нужно будет брать ситуацию в свои руки!! А то, сколько же можно дразнить? Жестокий Пикник)) Да и Сникерс тоже. Другими словами, они друг друга стоят, но перчаткой я бы всё равно воспользовалась)) Пусть Пикник потом мучается – случилось ли что-то за последние двадцать секунд или нет!
И во время прочтения постоянно было улыбательное настроение. Даже в самые ответственные моменты, на катере, например, всё равно верилось, что всё будет хорошо, и улыбалось при этом. Или это просто Твиксы так действуют – они показались тут особенно живыми.

И арты тоже восхитительные. В первом столько страсти. Пикник ТАК сексуально ловит преступников. Интересно – это он со всеми так или только Сникерсу выпала такая честь?))
И сцена под дождём почти как живая. Вот ещё чуть-чуть – и что-то произойдёт! И прямо даже обидно становится, что Сникерс ещё так плохо владеет своей перчаткой, если бы он тренировался больше, то дождь бы на них снова не обрушился, и, как знать, может быть, они бы решились на близость раньше.
Арт и текст очень слаженно смотрятся, как будто вытекают один из другого. Спасибо за эту приятную целостность)

2016-02-16 в 18:59 

Hismuth
brommorb, спасибо :heart:

Tora Tallium, приятно :shy: Спасибо! :heart:
Короче, хватит на себя наговаривать!
Вот и я ей это постоянно повторяю! Тт :lol:


cybertono, :heart:

wayama_hisashi, спасибо! :heart:
Пикник ТАК сексуально ловит преступников
Он всё так делает :lol:

Арт и текст очень слаженно смотрятся, как будто вытекают один из другого
Это особенно приятно :shy:

2016-02-19 в 18:18 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
cybertono, а....да, еще хотела сказать что за Твиксов прост отдельное спасибо!
Да, Твиксы мне тоже тут понравились, надо бы их почаще :-D

wayama_hisashi, спасибо! :heart:
ПОТОМУ что, если Пикник и дальше будет тянуть, то нужно будет брать ситуацию в свои руки!!
ВОТ, Сникерс так же считает, и обязательно воспользуется, потому что нечего тут над ним издеваться! Тт :lol:
И очень рада, что фик заставил улыбаться))

2016-02-19 в 22:45 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Рина Ли, фик заставил улыбаться
да мне кажется что эти двое...ну они никак не могут не заставить)
Циркое АУ бы про них_))

Про Твиксов - на самом деле они, в этом фандоме, как мне кажется, все еще ждут своего звездного часа!
Но как я поняла... теперь у них еще и имена появились?

     

Assorti Mini Bang

главная