18:55 

Снежный человек

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
Снежный человек

Автор: РЯМ
Артер: Meissner
Бета: Iss_Windr
Размер: 30 800 слов
Пейринг: Марс/Рафаэлло, Пикник/Сникерс, Натс/Сникерс, намёки на Риттер/Кюсхен, Дирол/Тик Так
Рейтинг: R - NC 17
Жанр: романс, флаф, юмор
Саммари: Выходя из дома вечером, Сникерс никак не планировал оказаться в охотничьем домике в компании незнакомца, называющего себя Йети.

Предупреждения: ненормативная лексика, ООС.

От автора: Кюсхен Ферреро не относится к семейству Ферреро и носит фамилию Фер.

Скачать текст Арт




Видимость была практически нулевой. Здорово мело. Временами казалось, что машину снесет очередным порывом ветра.

Сникерс включил полицейские мигалки и аварийные огни. В наползающем снежном буране это было меньшее, что он мог сделать. Руки мёрзли, не спасала даже работающая на полную мощность печка.

Он напряжённо вглядывался в серую заснеженную дорогу, чтобы не упустить из виду попавших в беду или, что хуже, несущегося прямо ему в лоб идиота. Это настолько изматывало, что Сникерс не сразу услышал свои позывные из рации.

− Двадцатый, возвращайтесь в город, – раздалось из жужжащего динамика.

Связь из-за непрекращающегося снегопада периодически пропадала, а иногда были слышны только свист и вой.

− Двадцатый на связи,− передал Сникерс,− Проверю шоссе и вернусь.

Рация вновь зажужжала и отключилась. Сникерс даже вздохнул с облегчением – уши закладывало от этой техники.

Повернув на горный серпантин, Сникерс снизил скорость, и теперь плёлся не быстрее черепахи.

В такую непогоду на этом шоссе всегда было опасно из-за возможности схода лавины, но чем-то оно привлекала туристов, ищущих здесь экстрим, и небритых уфологов, пытающихся установить контакт с внеземной цивилизацией или ещё с какой-нибудь невиданной фигней. Местные жители называли это шоссе «тропой смерти». Сникерс считал это название вполне обоснованным, потому что смерть сюда наведывалась регулярно.

Мобильный проснулся, завибрировал и заскользил по сиденью. Сникерс покосился на светящийся экран и скривился. Натс.
Когда Сникерс начинал о нём думать, зубы ломило от боли. А сейчас вдобавок ещё и голова загудела, посчитав, что нервного тика ему мало.

Все звонки Натса он пропускал.
Несколько часов назад они расстались. И что нужно Натсу сейчас, Сникерс не знал, да и знать не хотел, но с каждым гудком он ощущал, что закипает. И копится это недосказанное, несделанное, непрощённое.

Прозвучал новый сигнал – голосовое сообщение. От Несквика. Хорошо, не придётся отвлекаться от дороги. Сникерс нажал кнопку и услышал:

«Меня уже задолбал этот номер, пишет, чтобы я связался с тобой и сказал срочно перезвонить Натсу. Сник, какого хрена ты даёшь мой номер всяким мудакам?».

Сникерс судорожно сжал руль. Натс уже и до его друзей добрался. Грёбаный хакер. Он зло схватил телефон, набрал номер. Натс ответил всего через пару секунду.

− Послушай, ты, ещё раз…

Выплеск эмоций сыграл со Сникерсом злую шутку. Он будто ослеп и оглох, поэтому не сразу заметил несущиеся на него огни.

Встречная машина громко завизжала и только тогда Сникерс опомнился. Он выронил телефон и крутанул руль, уводя машину от столкновения. На скользкой дороге его закрутило.

− Твою мать!

Машина пронеслась мимо, когда Сникерс врезался в ограждение, сминая его, и угодила передними колёсами в обрыв, повиснув на брюхе. Жизнь, вопреки тому, что пишут в книгах, перед глазами не пронеслась. В голове билась только одна мысль «Не сдохнуть!». Чем сильнее он пытался вывернуть на дорогу, тем больше колёса скользили, и машина двигалась вниз.

− Спокойно, спокойно…

Сникерс выключил мотор и вцепился в руль, будто это был спасательный круг. Машина застыла, но казалось, что при каждом движении она скрипит и накреняется. Волосы прилипли к лицу, капля пота скатилась по виску. От гула в ушах Сникерс не сразу понял, что из динамика телефона, упавшего к ногам, слышится обеспокоенный голос Натса.

− Ответь мне, Сник? Сник, что случилось? Сник!

Сникерс попытался потянуться за телефоном, но машина начала покачиваться, и он вновь застыл на месте. Ветер задувал так, что рано или поздно он должен был грохнуться вниз. Осторожно дотянувшись до рации, он попытался связаться с постом.

− Двадцатый на связи,− в ответ он услышал только шум,− кто-нибудь меня слышит?!

Сникерс посмотрел в окно. Внизу торчали заснеженные верхушки деревьев. Может ему повезёт, и они смягчат падение, а может быть, ему удастся выпрыгнуть на ходу, уцепиться за камни, а потом спокойно выбраться на дорогу.
Это был прекрасный план, достойный каскадёра Сильвестра Сталлоне. Для Сникерса подобный трюк был бы смертельным.

− Меня кто-нибудь слышит?

Новая попытка связи не увенчалась успехом.
Сникерс сжимал руки так что костяшки побелели, он даже не чувствовал кончики пальцев.

«Всё будет хорошо».

Он успокаивал себя и старался в это верить. Как только его вытащат отсюда, кэп наверняка заставит писать объяснительную, как так получилось, что он, имея почти чёрный пояс по вождению, оказался в такой дурацкой ситуации. Сникерс мысленно уже придумал вариантов десять этой объяснительной.

«Только бы выпал шанс её написать».

Просидев неподвижно несколько минут, Сникерс и правда начал верить в комичность ситуации и в то, что вот уже скоро подъедет эвакуатор.

Ветер тем временем усиливался. Окна почти полностью запорошило снегом. Рация продолжала оставаться мёртвой. Голова потяжелела, а веки набрякли, его будто засасывало в сон. Действительно, «тропа смерти». Сникерс уже видел, как в программе «Битва экстрасенсов», все будут видеть тёмную фигуру с косой рядом с ним, только поводив рукой по его фото.
Он усмехнулся – по крайней мере, его смерть превратится в забавное шоу. Однако лучше было бы подумать о чём-то хорошем.

«Или просто подождать».

Больше ничего не оставалось. Минуты тянулись очень медленно, но за это время Сникерс решил, что поговорит с Натсом, и, наконец-то, подарит кэпу никотиновый пластырь.

Сникерс как будто бы обещал это мирозданию за удачу. Но, наверное, оно посчитало его недостаточно искренним.

Машину качнуло, а затем последовал сильнейший толчок и машина заскрипела.
Ему показалось, что всё затряслось, снежный вихрь накрыл с такой силой, что машина подалась назад.

− Нет…

Он ощутил, что летит вниз.

***


− Чист как младенец, кэп.

Марс поморщился, обнаружив, что сигарета уже дотлела. Он взял документы у Твикса и быстро пробежался глазами по заголовкам. По мнению тех, кто имел счастье встречать Рафаэлло Ферреро, тот был сущим ангелом. Отдав документы обратно Твиксу, Марс, выкинув сигарету, вошёл в комнату для допросов.

Ферреро сидел за столом почти как первоклашка, с прямой спиной и сложенными руками, с которых всё ещё не сняли наручники. В маленькой комнатке он смотрелся залетным гостем со своими дорогими часами, уложенными волосами и дорогой свежей сорочкой. Марс готов был биться об заклад, что она накрахмалена.

Увидев его, Рафаэлло широко улыбнулся.

− Капитан, а я уже думал, что вы ко мне не зайдёте.

− Я похож на идиота, который упустить момент полюбоваться на тебя в наручниках?

Марс хмыкнул, оглядывая его весёлую физиономию. Гадёныш наверняка знал, что ничего у него нет и даже предъявить ему нечего, парковка и то была по правилам.

− Если бы я знал, что это ваша фантазия…− Рафаэлло провёл языком по верхней губе,− надо было меня просто попросить.

− Я не из тех, кто просит,− Марс уселся напротив.

− А зря,− Рафаэлло обворожительно улыбнулся, убирая за ухо выбившийся кудрявый локон.

Марс даже поёжился – каждый раз при встрече с этим итальяшкой у него были мурашки по всему телу. Непонятно откуда взявшаяся симпатия его раздражала, и Марс постарался выкинуть эти мысли из головы.

− Может мне встать, и вы обыщете меня?

Рафаэлло чуть наклонился вперёд, смотря так пристально, будто в душу заглядывал, что Марсу захотелось прикрыться.

− На моих руках всё ещё наручники, я ничего не смогу сделать, когда вы попросите меня раздвинуть ноги, я даже кричать не буду, вы же капитан полиции, вы защищаете меня…

− Ты что, дурак, что ли! – возмутился Марс, треснув кулаком по столу так, что на нём осталась вмятина.

Рафаэлло даже не вздрогнул и в лице не изменился, хотя подобное проявление агрессии всегда пугало людей, ни разу не сталкивавшихся с насилием, а по всем документам Рафаэлло Ферреро был именно таким – добропорядочный гражданин, директор небольшой фирмы по производству туалетной бумаги.

− И часто вы портите казённое имущество, капитан?

− Не твоё дело,− буркнул Марс и начал перечислять, − Ронднуар Ферреро, Роше Ферреро, Мандерли Ферреро…

Лицо Рафаэлло даже не дрогнуло, он продолжал улыбаться. Марс терпеливо пытался отыскать в его эмоциях хоть один изъян, хоть что-то за что можно было бы зацепиться и уличить во лжи.

− Вы ждёте от меня какого-то ответа? – Рафаэлло растерянно заморгал.− Я не знаком с этими людьми.

− Не держи меня за идиота, Рафаэлло Ферреро,− его фамилию он постарался выделить особенно,− наркоторговля, продажа оружия, сутенёрство, вымогательство – и это ещё не всё в списке заслуг семейства Ферреро.

− Вы знаете, в Италии фамилия «Ферреро» достаточно распространена, так же, как и имя «Диего». Я не имею к этим людям никакого отношения, и всем перечисленным не занимаюсь.

− И ты думаешь, что я тебе поверю? – Марс фыркнул, неосознанно похлопал себя по карманам в поисках сигарет. – Чёрт…

− Надо больше верить людям, – поучительно заявил Рафаэлло.

− В детстве я узнал, что Санта, сидящий в магазине, наш алкаш-сосед, с тех пор вера в людей у меня пошатнулась. Я точно возьму тебя, Ферреро.

Брови Рафаэлло взметнулись вверх, а губы вытянулись в трубочку. Марсу показалось, что его прошибло током с головы до пят. Что он только что сказал?

В этот момент в комнату вошёл Твикс.

− Звонил адвокат мистера Ферреро, он собирается подать иск за незаконное задержание его клиента.

Марс и Рафаэлло поднялись одновременно. Твикс предпочитал держаться от них подальше. Воздух между ними был, как будто разряжен. Марс сам ощущал жгучую волну, и чем ближе он приближался к Рафаэлло, тем сильнее его обдавало жаром.

Когда Марс коснулся наручников, ладонь Ферреро легла на его запястья, и он придвинулся к нему, шепнув слишком интимно:

− Я с удовольствием буду ждать момента, когда вы меня возьмёте.

− Ах ты…− процедил Марс сквозь зубы, − чтоб тебя черти драли.

Последнее он сказал достаточно тихо, взглянув на Твикса, который уставился в одну точку в углу, делая вид, что ему происходящее не интересно.

Рафаэлло отряхнул пиджак и, перекинув его через плечо, удалился походкой победителя.
С досады Марс пнул стул, который ударился о серую стену.

− Будем копать глубже,− решил он,− нутром чувствую, что не туалетную бумагу они экспортируют.

Марс снова похлопал себя по карманам пиджака в поисках сигарет, но вспомнил, что оставил их в кабинете.

− Слушай, тут кое-что…

− Что? − Марс облизнул пересохшие губы.

− Твой мелкий на связь не выходит.

Марс нахмурился. Обычно, когда он слышал подобные слова, ему сразу приходили в голову нехорошие мысли – на улицах города было далеко не безопасно, – но в такую погоду даже вор, скорее всего, останется дома.

***


− Что случилось?

Чупа встретила его недовольным взглядом.

− Вы должны повысить мне зарплату.

Этой девчонке палец в рот не клади, но работала она ответственно, а от её голоса балдели все офицеры.

− Как только перекрасишься в нормальный цвет и вытащишь это железо из своих ушей, − Марс пригляделся. − Они стали больше?

− Это туннели, и так сейчас модно.

− Это модно где-нибудь в Намибии, а мы в холодной жопе мира, где лишняя дырка на теле чревата смертью.

Чупа скептически изогнула брови, но по её виду было понятно, что расставаться с побрякушками она не собирается.

− Мои проблемы,− отмахнулась она. – Из-за погоды я вся на нервах – данные до патрульных не доходят, но, по крайней мере, они все мне уже отзвонились, − подчеркнула она. − Единственный, кого я не могу поймать – это Сникерс.

− Я сегодня дал приказ всем патрулировать перекрёстки и стратегически важные здания.

− Последнее сообщение от него получено час назад и тогда он был на шестьдесят девятом шоссе, с тех пор я не могу с ним связаться, а его телефон отключен.

− Погоди, какого чёрта его занесло на «тропу смерти»? – Марс достал свой телефон, отыскал номер Сникерса и нажал «вызов».

− Вот и я задаюсь этим вопросом. Он сегодня, вообще был какой-то странный.

Из динамика послышался монотонный электронный голос, сообщающий, что абонент сейчас не в сети.

− Что говорят патрульные? – обеспокоенно спросил Марс.

− Пока никто его не видел, но всего несколько минут назад поступило сообщение, что на шестьдесят девятом шоссе сошла лавина и несколько машин застряли там в пробке.

− Блядь,− выругался Марс, он снова прижал телефон к уху, но даже гудки не шли. – Я съезжу на шоссе, а ты свяжись со Спортом, пусть выделит хотя бы одну машину спасателей.

− Хорошо.

***


Марс, наконец-то, закурил у дверей участка, осматривая занесённые снегом машины. Погода ухудшалась с каждой минутой и метеорологи по радио передавали неутешительные новости.

Марс надеялся, что Сникерс сейчас где-нибудь на перекрёстке переводит немощную бабушку через дорогу.

О надвигающемся снежном циклоне объявили ещё вчера, но никто этому значения не придал. О чрезвычайном положении объявили только к обеду, когда уровень выпавших осадков достиг двухмесячной нормы и останавливаться на этом не собирался. Масштабы бедствия Марс понял, когда сам чуть не угодил в ограждение. Управлять машиной на такой дороге было опасно.

Шестьдесят девятое шоссе пользовалось дурной славой, и своё прозвище оправдывало. Он давно боролся с чиновниками, требуя, чтобы шоссе закрыли по всем правилам – объездная дорога у них была, причем прямой и куда более безопасной.

Огромный снежный ком лежал прямо на дороге. Из-за снегопада Марс поздно увидел его, затормозив, когда оставалось около метра. По ту сторону завала он услышал гул машин и оставалось надеяться, что шум не вызовет новой лавины.

Он вышел из машины, застегнув куртку, но ветер продувал прямо насквозь, а холодный снег то и дело попадали ему за шиворот.

Марс осмотрел снежное препятствие. Угадать, засыпало ли оно полицейскую машину, не представлялось возможным, снег то и дело сыпался вниз. Дорожное ограждение было разрушено. Марс посмотрел вниз, где снегопад и ветер набирали силу и поднимались вверх, затрудняя обзор, будто это был самый центр бури.

Почти следом за ним медленно приползли снегоуборочные машины. Из кабины вышел Риттер, закутавшись, будто на северном полюсе.

− Нашли мелкого? – поинтересовался он.

− Нет,− отозвался Марс, хлопнув Риттера по плечу,− Пошли, у нас много работы.

Зимой быстро темнело и сейчас тяжёлые свинцовые тучи нависли над дорогой и спускались вниз в долину, задевая верхушки деревьев.

***


Наверное, именно боль его отрезвила.
Сникерсу казалось, что каждая кость в его теле ноет, и стоило ему повернуться, как боль в плече вспыхнула с такой силой, что Сникерс застонал.

− Доктор, вколите мне все обезболивающее,− взмолился он.

Доктор грубо, но осторожно приподнял его голову, удерживая ладонью затылок, поднес к губам стакан с чем-то тёплым и пахнущим травами. Сникерс не хотел это пить, но когда напиток потёк по губам, ему ничего не оставалось, кроме как глотать. Лекарство оказалось до ужаса горьким и пахучим. Когда Сникерс, наконец, допил, его снова уложили.

Глаза он открыл с трудом, заметив над головой деревянный, а не больничный потолок. Слух обострился, и теперь до него долетал треск костра, да и пахло в этой лечебнице далеко не медикаментами, а обычным деревянным домом.

Сникерс на секунду застыл, потом повернул голову, осматриваясь. Небольшая комната, утеплённые стены, два шкафа, забитых старыми потрёпанными книгами. Стол с одним стулом и печка.

Однако Сникерса смущало не только то, что это не больница, но сидящий рядом незнакомец в тёплом старом свитере. Его отросшие светлые волосы были собраны в небольшой хвост на затылке, а из-за бороды нельзя было разглядеть его лицо.

Этот незнакомец рылся в его сумке, которую наверняка достал из машины. И как раз сейчас в руках у него была его записная книжка с вложенной фотографией, где они с Натсом счастливые и Сникерс целует его в висок. Незнакомец пристально рассматривал её.

− Ты кто такой? − подал голос Сникерс. − Кто разрешил тебе трогать мои вещи?

Тот повернулся, и в тусклом свете, цвет его глаз показался совсем нереальным, с оттенком фиолетового. Светлая длинная чёлка упала ему на лицо, он тут же убрал её за ухо и поднялся, кладя фото на место. Когда он выпрямился, Сникерсу показалось, что он огромен.

− Очнулся, значит,− невозмутимо улыбнулся незнакомец.

Сникерс от такой наглости даже дар речи потерял и забыл о боли мучившей его.

− Я спросил, кто разрешил тебе рыться в моих вещах?

− Должен же я знать, кого спас.

− А по моей форме не видно?

Сникерс ткнул себя в грудь здоровой правой рукой и тут же осёкся, потом посмотрел вниз. Он был голый.

− Я тебя раздел,− незнакомец пресёк следующий вопрос, но ответ Сникерса не устроил. – Ты же ничего не имеешь против этого?

− Кто ты вообще такой?

− Тот, кто тебя спас,− в доме было так тускло, что Сникерс не мог разглядеть его лица. – Я думал, услышу «спасибо».

Сникерс фыркнул, заглянул под одеяло, порадовавшись, что трусы на месте, огляделся в поисках своей одежды.

− Спасибо говорят, когда в больницу доставляют. Где мои шмотки?

− Сушатся, − как ни в чём не бывало пожал плечами спаситель.

Только сейчас Сникерс заметил верёвку, натянутую над печкой, там висели и его штаны, и майка, и рубашка, и куртка, а ботинки аккуратно стояли рядом. Сникерс нахмурился, окно в этой лачуге было всего одно, там, где стоял стол, и судя по всему было уже темно, или замело так, что ничего не видно.

− Ты же лесник? – потирая плечо, где красовался огромный синяк, спросил Сникерс.

− Нет.

− Тогда кто ты такой и что, черт возьми, тут делаешь? – рявкнул Сникерс, начиная терять терпение.

− Можешь звать меня… − незнакомец на секунду задумался,− Йети.

− У тебя с головой, я смотрю, не всё в порядке, видать, давно сидишь в этой груши.

Йети усмехнулся, почесав бороду.

− У тебя осталось ещё это пойло? Мне его целый бочонок выпить надо, чтобы боль прошла, − Сникерс поморщился, коснуться плеча было практически невозможно.

Йети присел рядом, так близко, что Сникерс уловил исходивший от него аромат – от него пахло мокрым снегом. Йети потянулся к его плечу, но стоило ему коснуться кожи, как Сникерс зашипел. Нет, ему было не больно, он просто не хотел, чтобы его трогали.

− Я, конечно, не врач…− промямлил Йети, снова убирая длинную чёлку за ухо.

− Конечно, не врач,− перебил его Сникерс. – Вот и не лезь ко мне.

− Я могу попробовать вправить.

− Попробовать? – Сникерс даже икнул,− Спасибо, не надо. Лучше подай одежду, доберусь до больницы и без твоей помощи.

Йети даже не шелохнулся, но по лицу было видно, что он чем-то недоволен, но Сникерсу было на это плевать. Никто не просил Йети тащить его в свою халупу, он мог бы сразу вызвать 911, и не пришлось бы даже разговаривать, а благодарность Сникерс передал бы в открытке.

− За окном чёрт ногу сломит, дойти до дороги невозможно,− сообщил Йети таким серьёзным тоном, что Сникерс почти поверил. – А ты с твоим плечом грохнешься где-нибудь в сугробе, и тебя так заметёт, что откопают только летом.

Сникерс скривился – перспектива была не радужная, но оставаться тут он тоже не собирался. Откинув одеяло, он босыми ногами встал на пол и тут же забрался обратно. Пол оказался чертовски холодным, а когда он приземлялся на кровать, то неосознанно опёрся о вывихнутое плечо и, кажется, там что-то щёлкнуло, и так больно, что у него искры из глаз полетели. Йети вновь потянулся к нему, чтобы помочь, но Сникерс остановил его, вытянув здоровую руку вперёд.

− Не трогай меня,− процедил он,− И мои вещи тоже не трогай.

Отчего-то Сникерс чувствовал, что ведёт себя как ребёнок, но не мог объяснить, почему его так раздражает этот парень. Йети отстранился, отошёл, скрестив руки на груди, будто собирался отчитывать его.

− Ты поэтому так злишься? Потому что я увидел твою фотографию с любовником?

А вот это было уже слишком. Сникерс даже про себя никогда их так не называл, они с Натсом не любовники, они просто проводят вместе время, они… Сникерс чувствовал, как в нём закипает кровь.

− Заткнись! Это не твоё дело!

Если он мог, он бы наверняка заехал по морде этому Йети, но Сникерс решил сдержаться. Они друг друга не знают, и их знакомство вряд ли продлится долго.
Они пристально сжигали друга взглядами, пока, наконец, Йети не сдался первым.

− Хорошо, я не прав, − он поднял руки,− Но ты на меня чуть не свалился, понимаешь, и я был напуган не меньше твоего. К тому же мало ли, вдруг ты сбежавший преступник в полицейской форме.

Сникерс несколько минут молчал.

− Тогда надо было оставить меня там,− наконец выдал он.

− Я не настолько снежный человек. – Йети пожал плечами,− Если хочешь идти − иди, моя совесть будет чиста.

Сникерс посмотрел вначале на него, потом в окно, там уже было совсем темно. Дураком Сникерс не был, иначе бы не сдал экзамены в полицейскую академию.
Он подтянул одеяло, чувствуя, что Йети не сводит с него глаз. И чего он ждёт? Ответных извинений?

− Хорошо,− буркнул Сникерс,− Ладно, я… тоже извиняюсь за вспыльчивость.

− Белый флаг поднят,− Йети улыбнулся и даже показался Сникерсу симпатичным.

− У тебя есть интернет?

− Нет,− Йети отрицательно качнул головой.

Хотя, на что Сникерс надеялся? В этой лачуге была самовыложенная печка.
Он огляделся в надежде увидеть хотя бы старенький дисковый телефон, но судя по всему, даже такого тут не было.

− Как ты тут живёшь?

Тот загадочно усмехнулся, но не ответил. Сникерс не любил такие улыбки, они всегда таили в себе какие-нибудь истории и далеко не всегда хорошие. Ладно, Йети подозревал его, но Сникерс тоже пока ничего не знал о нем. И неизвестно, кто тут больше напуган.

− Как твоё плечо?

− Терпимо, – Сникерс не любил проявлений чужой заботы по отношению к себе. – И не надо так смотреть, я тебе ещё не доверяю.

− Ты забавный, но я понимаю,− Йети кивнул,− И всё же, чем дольше ты тянешь, тем хуже.

− Ты же не врач, − огрызнулся Сникерс.

− Я хорошо… − Йети вдруг осёкся, словно сказал лишнего,− С этим я могу помочь.

Сникерс нахмурился, он уже к боли привык, но каждое движение вызывало новую вспышку. Наверное, стоило десять раз подумать, но Сникерс хотел выбраться отсюда поскорее.

− Только попробуй оторвать мне руку.

***


Снег валил, не останавливаясь, и хотя дорогу расчистили, он уже снова лежал нетающим слоем. Марс глядел на смятое ограждение, и понимал, что нет других версий, кроме той, что Сникерс свалился в пропасть.
Пропасть свои секреты, однако, не открыла, видимость из-за ветра и снегопада была нулевая.

− Спускаться сейчас вниз – безумие. – У Риттера инеем покрылись брови, ресницы и точащие из-под шапки кончики волос.

Марс тяжело вздохнул, он это и сам понимал. А ещё он понимал, что каждая минута на счету.

− Тащите верёвку, подстрахуете меня.

− Ты что, совсем спятил? – Риттер схватил его за плечо, − Дождись хотя бы, пока стихнет ветер, я сам лично спущусь…

Марс дёрнулся и сам достал из машины спасательное снаряжение. Как Риттер ни гудел у него над ухом, уговаривая опомниться, Марс словно был глух. Сникерс был не рядовым патрульный, хотя Марс сделал бы это для каждого из своих ребят. Сникерса выделяла одна деталь – он тоже был Форрест. Его маленький, любимый племянник, которому он хотел оторвать голову, когда тот поступил в полицейскую академию. Марс помнил, как гонял его с ремнём и грозил страшными карами, если Сникерс не заберет документы, но мальчишка был непреклонен. Поэтому сейчас Марс собирался вытащить его сам, чтобы лично проверить его пульс. Он должен знать первым, он должен…

− Это ещё что за чёрт?

Марс обернулся на возглас Риттера. Прямо к полицейской машине подъехал чёрный минивэн, на боку которого красовался красным логотип телевизионной компании «STV». Марс с Риттером так и застыли, глядя, как из кабины вышел человек в пижонских осенних ботинках, наглаженных брюках со стрелками и в лёгком пальто. Ярко-рыжие волосы трепал ветер, а на лице этого пижона был написан ужас.
Следом из кабины выбрался оператор с техникой и камерой.

− Ты позвал сюда репортёров? – нахмурился Марс.

− С чего бы? − сплюнул Риттер, а потом вновь обратился к Марсу.− Не делай без меня глупостей, я с ними разберусь.

Марс не ответил, слушаться Риттера он всё равно не собирался, но репортёры тут были не нужны. Хватит и того, что опасности подвергаются они сами. Новый сход лавины никто не отменял.
Пока Риттер отстал от него, Марс закрепил на себе верёвку. Скалолазанием он не увлекался, но ему приходилось пару раз сопровождать экспедиции в горы, поэтому пользоваться снаряжением Марс умел.
Уже сделав один прыжок вниз, до него долетело риттеровское:

− Марс, стой!

Наверное, Риттер был прав, у Риттера вообще было больше опыта в подобных спасательных операциях, но даже когда ветер начать качать верёвку из стороны в сторону, а снег налип на ресницы, Марс продолжал спускаться.

− Держи верёвку! Блядь, ебучий ты Марс! – Не унимался Риттер, отдавая приказы.
Отвесная скала была скользкой, при попытке ухватиться за неё рука или нога соскальзывали. Марс не знал, насколько глубоко он спустился, ему казалось, что уже скоро он достигнет свой цели, но под ногами всё так же была пустота. Он уже перестал слышать грубости Риттера. От ветра, казалось, гудела голова.

Марс снова уцепился за выступ. Он делал всё осторожно, потому что не знал, насколько опасна эта скала. Кажется, внизу ветер усиливался, кружил, создавая воронку. Марс едва успел удержаться, но новый выступ его подвёл, рука соскользнула, и его так мотнуло, что он ударился локтем о камень. Тот крюк, что он вбивал предпоследним, с силой рвануло, а за ним, как домино, посыпались и другие.

Марса дёрнуло вниз. Он не удержался и ударился головой о выступ. Перед глазами всё померкло, а в голове завывал ветер.

***


− Сник…

От своих слов Марс и проснулся. Казалось, он проорал его имя, но на самом деле вышло только хриплое бульканье. Кто-то провёл тёплой ладонью по его щеке, и Марс неосознанно повернулся.

В лицо тут же ударил такой яркий свет, что глаза заболели. Марс скривился, перед взглядом маячила лампочка и светлая шевелюра. Он долго присматривался, пока не восстановилась резкость.

Марс находился в больничной палате, но хуже было то, что рядом с ним сидела не миловидная медсестра, а кудрявый дьявол – Рафаэлло Ферреро.

− Ты что здесь делаешь? − буркнул Марс, поднимаясь.

− Лежите,− Рафаэлло твёрдой рукой попытался уложить его обратно.

Марс непонимающе заморгал, только сейчас заметив в своей руке мягкий катетер и подключенную капельницу. Рафаэлло не сводил глаз с мерного столбика, и как только последняя капля упала, он перекрыл колёсиком поступление и очень аккуратно вынул катетер из его вены, а в завершение приклеил пластырь на маленькую ранку. Марс даже дар речи потерял – Рафаэлло так и лучился благородством.

− Я был тут неподалёку и узнал, что бравый капитан попал в неприятности. У медсестёр полно своей работы, и я вызвался помочь присмотреть за вашей капельницей.

Его загадочной улыбке позавидовала бы и Мона Лиза, а позе и интонации – Дева Мария, не хватало только сияющего нимба над головой.
Марсу, однако, показалось странным, что Рафаэлло так ловко управляется с капельницей, и он решил добавить этот пункт к своему тайному досье.
Он поморщился.

− Спасибо, что присмотрели за моей капельницей, право, не стоило утруждаться.

Наверное, скопировать его интонацию у Марса не получилось и это прозвучало как сарказм.

− Мне позвать врача? – поинтересовался Рафаэлло.

− Не надо врача, я уже в норме.

Марс поднялся, секунду всё кружилось и, кажется, он даже завалился, потому что объяснить, как он оказался на плече у Рафаэлло, Марс не мог.

− И всё же я думаю…

Марс по себя чертыхнулся, крепко прижимая Рафаэлло к себе, как опору. Тот охнул, непонимающе и заинтригованно вглядываясь в его лицо.

− А теперь двигай к выходу.

Марс старался не смотреть на него.

− Но…

− К выходу, я сказал, − буркнул Марс, чувствуя дыхание Рафаэлло на своей щеке.− Эти эскулапы точно оставят меня тут на неделю, а у меня дел по горло.

Зачем он сказал это ему, Марс так и не понял, но ощутил как вихрь кучерявых волос мазнул его по ушам. И снова его, словно электрическим разрядом, пронзило от макушки до самых пят. Зря он повернулся, встретившись с ним лицом к лицу. Рафаэлло внимательно рассматривал его.

− Хорошо, я ненадолго побуду вашей тростью, − шепнул он ему на ухо.

У Марса комок в горле застрял, он так и не смог он из себя ничего выдавить.

Они дошли молча до самого выхода. Марс решил, что лучше ни о чём не говорить, так у него в голове будет чище и все мысли будут только о Сникерсе.
Оказавшись на улице, Марс, наконец, оттолкнул от себя Рафаэлло. Снег так и не прекратился, дорогу перед больницей расчищали, но то, что было за ней, Марсу не понравилось. Свет фонарей терялся в обильном снегопаде. Солнце уже скрылось.

− Где моя машина?

− Вас привезли на «скорой».

Вопрос был риторический, поэтому Марс посмотрел на Рафаэлло так, будто он и без него об этом знал. Пошарив по карманам, он не нашёл ни телефона, ни сигарет. Чёртова Риттера убить надо.
Наверно он выглядел слишком потерянным, потому что благодетель Ферреро любезно предложил:

− Может, вас подвезти?

Марс скривился. Он вообще-то этого торговца туалетной бумагой посадить хотел, вкатать ему срок и получить повышение.
Рафаэлло смиренно ждал его ответа, а Марс продолжал рыться в карманах. Не может быть, чтобы сотовый в машине остался!

− Ну, как хотите.

Рафаэлло устало натянул на руки кожаные перчатки.

− Чёрт,− почти прорычал Марс. − Где твоя колымага?

Рафаэлло нажал на брелок, и машина тут же издала опознавательный писк. Белый «мерседес», припаркованный у центрального входа тут же загудел, начиная отогреваться.
Марс тихо выругался насчёт незаконных денег, но выбора у него не было.

− Отвезти домой?

− В участок.

− Под «домом» я это и имел в виду.

− Дошутишься у меня,− буркнул Марс.

В салоне было тепло, и играла тихая классическая музыка. Марсу отчего-то казалось, что он не помещается в эту машину. Всё ему здесь было неудобно, и сидение расположено не так, и наклон не его, и места для ног мало, и даже ремень безопасности давил так, что становилось трудно дышать. Марс ещё и минуты не просидел в этой машине, а уже хотел выйти из неё.
Рафаэлло ехал медленно и осторожно, даже чересчур.

− Как вам реклама?

Марс нахмурился, видимо, мольбы о молчаливой поездке не были услышаны.

− У меня нет времени на это дерьмо.

Рафаэлло только усмехнулся.

− Жаль, я хотел похвастаться своей первой ролью на телевидении.

На это Марс тоже усмехнулся. Интересно, что можно было сыграть в рекламе туалетной бумаги?

− И что за роль? Чистая попка? Обязательно гляну, – на этот раз свой сарказм он даже не скрывал.

− Нет, там только мои руки.

Зря он это сказал. Марс тут же глянул на длинные пальцы, сжимающие руль. Странно, что Рафаэлло ещё не послал его в задницу, а всё сносит, прямо как верная, терпеливая жёнушка.
И снова Марса будто прошило разрядом. Нет, нельзя ему находиться с Рафаэлло, да ещё и наедине.

Когда они подъехали к участку, Марс прямо ощутил себя пропавшим в пустыне путником, наконец-то добравшимся до оазиса. Выбирался он из машины, будто из чертогов дьявола, с чувством, что надо бежать без оглядки.

− Капитан Форрест! – Марс не хотел оборачиваться. − Удачного дежурства, я презентую вашему отделению целый грузовик нашей продукции, может, тогда вы перестанете подтирать жопу наждачкой и станете чуточку добрее.

− Ах ты, сучонок…

Когда Марс обернулся, белый мерседес стартанул так, что завизжали колёса. Гнал Рафаэлло быстро, будто бы специально нарывался на штраф.

***


В участке царил настоящий бедлам. Марс нахмурился.
«Вот что значит оставить их на пять минут – разнесли всё отделение!».

− Кэп, я так рад, что с тобой всё хорошо,− Твикс разве что на шею к нему не кинулся. − У меня отличная новость, Ферреро сейчас нарушил несколько правил дорожного движения…

− Лучше расскажи мне то, чего я не знаю.

Твикс тут же зарылся в свои бумаги, явно ища ответ на его вопрос.

Марс вздохнул, забирая у него папку.

− Сегодня Ферреро был в больнице, не ради меня же он туда пришёл. Узнай, что он там делал.

Твикс даже просиял, и, отрапортовав «слушаюсь, кэп», скрылся за ворохом бумаг.
Кругом звенели телефоны, двери участка практически не закрывались, и Марс не мог понять, откуда это оживление в такую непогоду.

Голова раскалывалась.

Он чуть не врезался в рыжего пижона, вылетевшего из его кабинета быстрее торпеды.

− Ах, вот как, вы здесь,− в его голосе читалось раздражение и нетерпение.

Рыжие волосы растрепались, да и лощеность куда-то делась, раскрасневшиеся щёки на светлой коже выглядели нездоровыми пятнами.
Марс даже не успел ответить, как следом из кабинета вырулил Риттер.

− Ты сбежал?

Ну вот, у него включился режим «мамочки».

− Я…

− Какая разница! Я хочу, чтобы капитан лично принял моё заявление на этого…− рыжий пижон подбирал слова, пощёлкивая при этом пальцами, при этом его лицо исказилось гневом. – Качка.
Наверное, это было самое «ласковое» слово в его голове.

− У меня уже язык отсох объяснять этому…− Риттер спародировал его,− мистеру «экстренные новости», что я спасал его жопу, а не мешал свободе слова.

− Да как вы смеете, да как…

− Заткнулись,− рявкнул Марс, когда понял, что эти двое и без него неплохо орут друг на друга.

Рыжий, видимо, не любил подобного обращения, их взгляды скрестились.

− Мистер…− Марс вопросительно приподнял бровь, он ни разу не видел новости с этим репортёром.

− Кюсхен Фер.

− Мистер Кюсхен Фер, у меня в кабинете есть два ящика, в одном жалобы репортёров на мистера Спорта, в другом на меня, и вот когда один из этих ящиков не будет закрываться, тогда я подумаю о том, чтобы рассмотреть их.

Кюсхен так и застыл, словно рыба, выброшенная на берег. Риттер прикрыл лицо, явно скрывая улыбку, хотя Марс не видел в этом ничего смешного.

− Я подам на вас в суд! − кажется, это был последний аргумент Кюсхена.

− Подавайте,− кивнул Марс. − Я поведаю судье, как вы вытанцовывали в осенних ботинках возле места схода лавины. Правила безопасности никто не отменял. Разговор окончен, мистер Фер.

Должно быть, безмолвие Кюсхена было согласием, по крайней мере, Марс так решил. Он обогнул его и направился, наконец-то, в свой кабинет.

− Ну, ты даёшь,− усмехнулся Риттер, пройдя за ним следом. – Этот Кюсхен ещё даст нам прикурить. Совсем новенький, жаждет сенсации, и быть везде и во всём первым.

Марс нашёл в ящике стола целую пачку и тут же сунул сигарету в рот.

− На этого репортёришку мне плевать, ты спустился вниз, видел машину?

− Марс, мы едва тебя не потеряли, никто туда в такую темень и при такой погоде не полезет!

− Чёрт, Риттер!

− Ты сам сказал, правила безопасности никто не отменял.

Марс даже сигарету не докурил, чувствуя, как она жжёт горло, просто затушил её об стол. Он и сам всё понимал. Марс опустился на стул, устало закрыв глаза. Сникерс не так прост, пацан живуч, как таракан, он должен был выжить. Марс очень надеялся на это.

− Но я сделаю это для тебя, только подберу нормальное снаряжение, − Риттер вздохнул, но голос его был твёрдым и решительным.

Он добавил уже перед уходом:

− Как только взойдёт солнце, я спущусь вниз.

Марс только кивнул, он прекрасно знал, что Риттер может спуститься даже в ад, а прогноз погоды этот ад и предсказывал на ближайшие три дня.

За дверьми послышалась какая-то возня, Марс понадеялся, что это не Кюсхен, однако его ждал сюрприз. Твикс прямо у его кабинета сдерживал незнакомого парня в очках. Марс уже хотел выругаться и сказать, чтобы Твикс убрал этого библиотекаря подальше от его кабинета, как тот, заметив его, крикнул:

− Капитан Форрест, со Сникерсом что-то случилось!

Марс фыркнул, он знал это как никто другой.

− Мы делаем всё возможное, мистер Нестле,− повторил Твикс с нажимом. − Мы знаем о случившемся.

Но этот Нестле продолжал трясти своим сотовым телефоном.

− Я знаю… я… что-то случилось, я слышал его стоны, и там был кто-то ещё.

Тот говорил медленно, но путано, Марс всё равно не понимал его.

− Он звонил мне, и я слышал, как он звал на помощь, я не отключался, специально поставил на запись.

Марс прищурился, молчаливо приказал Твиксу отойти.

− Ты кто такой?

− Натс Нестле я…друг Сникерса.

Марс взял предлагаемый телефон, словно это было нечто ценное. Потом кивнул Натсу, приглашая в свой кабинет.

***


− Сейчас найду,− отозвался Йети, роясь в своём рюкзаке.

Сникерс уже хотел съязвить по поводу его бездонности, но вовремя прикусил себе язык. В конце концов, этот снежный человек ему помог, и сейчас боль в руке еще оставалась, но была уже не такой сильной, не отдавала в челюсть, и он мог сидеть нормально, не охая и не вздрагивая.

− Вот,− Йети достал непонятную чёрную ткань с изображением черепов и костей,− подойдёт для фиксации.

Сникерс и на этот раз промолчал.

− Но вначале надо помочь тебе одеться,− Йети снова лучезарно улыбнулся.

Сникерс кивнул, всё ещё сидя на кровати с накинутым на плечи пледом. Хоть печка и грела, в доме всё равно было прохладно, в одних шортах тут явно не походишь.

Йети подошёл к нему, и только когда он смахнул плед с его плеч, Сникерс вдруг встрепенулся. И чего он тут расселся, распустил нюни? Одна рука у него прекрасно двигалась, да и ноги тоже. Молча забрав одежду, он принялся возиться с носками. Долгое время не мог их надеть, но в этом была вина Йети, взгляд которого он ощущал своей кожей. Чёртова резинка на носках оказалась слишком плотной. Йети присел рядом, перехватив его руки, и спустил его ноги с кровати. Сникерс сглотнул, смотря в странного цвета глаза.

− Я не кусаюсь,− Йети спокойно пожал плечами.

Сникерс отчего-то в это не верил. Не верил ни единому его слову.

− Ты тут один? – Сникерс прищурился, убирая руки и позволяя помочь ему.

− Да, я тут один,− руки у Йети оказались тёплыми, чуточку шершавыми.

− Давно?

Йети опустил голову и принялся за другой носок.

− Достаточно,− получил Сникерс уклончивый ответ.

Но его это не устроило. После того как основная боль прошла, в нём проснулся сыщик.

− Если ты не лесник, что ты тут делаешь? Не похоже, чтобы дом обживали годами.

Йети потянулся за одеждой. Сникерс чертыхнулся, вспоминая, что сегодня надел плотную, облегающую футболку, для его плеча это будет испытанием.

− Я тоже могу задавать вопросы или только ты?

Сникерс посмотрел на него снизу вверх и тут же поднялся, но чёртово мироздание не позволило ему быть даже одного с ним роста, всё равно пришлось задирать голову.

− А тебе нечего спрашивать,− огрызнулся Сникерс, забирая свою футболку.
Светлые брови Йети изогнулись, а сам Сникерс попытался влезть в узкую горловину. К его удивлению, ему это удалось, правда, дальше начиналось самое сложное.

− Вообще-то мне интересно…− Йети потянул ткань футболки, расширяя пространство для больного плеча. − … Ты всегда предпочитаешь брюнетов в очках с внешностью задрота-библиотекаря?

Сникерсу показалось, что он ослышался, щёки предательски вспыхнули. Он об этом даже в шутку ни с кем не говорил, старался молчать, а тут прямо в лоб! Сникерс так и застыл, пока не ощутил боль от того, что его руку просовывают в прорезь рукава. Он зашипел от боли, которая буквально отдавала в голову. У него даже всё возмущение из головы вылетело, и он не заметил, как футболка оказалась полностью надета на него, а рука зафиксирована тем платком с черепами.

− Ну, так как? – Йети не унимался.

− Что как? – буркнул Сникерс, решив, что со штанами он точно справится сам, к тому же уже хотелось надеть ботинки – пальцы начали неметь от холода.

− Тебе нравятся исключительно брюнеты или блондины тоже?

Взгляд Сникерса тут же упал на его волосы. Светлые, чуть вьющиеся, до плеч, невысокий хвостик на затылке собирающий и челку, и волосы у висков.
Сникерсу показалась, что кровь стала горяче́й, он уже не ощущал, что ноги замёрзли.

− С чего ты решил, что мне нравятся брюнеты?

Йети кивнул в сторону его сумки, явно намекая на фото.

− Я уже говорил, тебя это не касается.

Сникерс рывком надел штаны, с ужасом обнаружив, что вместо молнии у него пуговицы. Он втянул воздух сквозь зубы. Что вообще сегодня за вечер? Какое-то грёбанное невезение.
Руки Йети оказались в опасной близости от его паха. Сникерс отпрянул.

− Я просто застегну. Даже если ты собираешься сбежать, они свалятся у тебя по дороге.

Сникерс сжал губы в тонкую полоску, но не двинулся, когда Йети подошёл вплотную. Лицо Сникерса упиралось ему в грудь, обтянутую тёмно-синей шерстяной кофтой. Руки Йети обвили его талию.

− Эй…− Сникерс попытался было дёрнуться, но тут же ощутил, как его теснее прижали. – Ты чего?

Футболка была заправлена под пояс штанов, затем была застёгнута и первая пуговица. Йети делал это медленно, специально затягивая, и Сникерс почему-то каждый раз вздрагивал, когда тёплые руки скользили ниже.

− Вот и всё,− тёплое дыхание у его шеи совсем не грело.

Сникерс тут же отпрянул, сунул ноги в ботинки, благо хоть, они были на липучках, и со шнурками не пришлось возиться. Повисло неловкое молчание. Сникерс готов уже был бежать из этого дома, но понимал, что это невозможно, нужно хотя бы дождаться утра.

− Ты не ответил на мой вопрос,− вдруг выдал Йети, настойчиво возвращаясь к блондинам и брюнетам.

− Ты на мой тоже,− Сникерс повёл плечом.

Этому Снежному человеку он точно ничего не должен и наплевать, что у него притягательные глаза.
Йети усмехнулся.

− Будешь есть?

− Буду, − Сникерс даже удивился, как быстро он согласился, хотя, когда дело касалось еды, он готов был мириться с чем угодно.

Перебравшись к столу, он занял единственный стул. В этом доме всё было рассчитано на одного и не похоже, чтобы Йети с кем-то общался. Это Сникерса и напрягало. Он знал всех в этом городе, даже тех, кто на улицу никогда не выходил и всё, что нужно заказывал по интернету, а об этом человеке ему было неизвестно ничего.
Вскоре перед ним поставили тарелку с супом, в котором было даже мясо, и дымящийся чай тёмно-зелёного цвета.

− Извини, булочек нет,− Йети развёл руками.

− Да мне и…− Сникерс осёкся, посчитав свою интонацию чересчур приветливой,− не надо,− закончил он, уткнувшись в тарелку.

Он ещё чувствовал на себе взгляд Йети, пока хлебал суп, но тот ничего не говорил, видимо, оценивал, не выльет ли Сникерс похлёбку сразу же. Потом отошел, подбросил в печку несколько поленьев, отчего в доме стало значительно теплее, и сел на кровать.

Сникерс не стал смотреть, чем он занимается, быстро доел и выпил чай. Но через несколько минут, когда тарелка и кружка опустели, он всё же подумал, что не нужно было торопиться. Ему всё равно никуда не деться до самого утра.
Он отвернулся от тёмного окна, замечая, что Йети колдует над своей курткой с иголкой и ниткой. Сникерс несколько раз моргнул, проверяя, не кажется ли ему. Йети и правда, что-то пришивал, неуклюже держа иголку из-за того, что сделал нитку слишком длинной. Он щурился, но никуда не торопился, Сникерс даже улыбнулся, наблюдая за ним, а потом снова уткнулся взглядом в пол. Сидеть за столом, конечно, можно, но неудобно.

− Один вопрос,− свой голос Сникерсу не понравился, слишком тихий. − Где я буду спать?

Йети уже закончил со своим шитьем, сделал узел и рванул зубами нитку.

− На полу холодно, будешь спать со мной,− он похлопал по матрацу, улыбаясь, − рядом.

Сникерс не хотел затевать очередную перепалку, он уже убедился, что Йети это даже нравится.

− Мало место для двоих,− буркнул он,− если есть лишнее одеяло, я могу спать возле печки.

Йети молчал несколько минут, будто думал, потом сдернул одно покрывало с кровати и подал ему.
Сникерс забрал его без лишних слов, подошёл поближе к печке, чтобы чувствовать тепло, но не настолько близко, чтобы сгореть. Завернувшись в покрывало с головой, он улёгся на здоровую руку и сразу же подумал, что он погорячился, предложив этот вариант. Но так было лучше. Спокойней. И чертовски неудобно.

Сон не шёл. Как бы Сникерс ни старался, даже овец посчитал, но нет, никак не мог заснуть. Вначале он слушал, как скрипит пол под шагами Йети, чувствовал, что тот смотрит на него, потом услышал, как тот лёг на кровать, тихо выругавшись. Сколько Сникерс так пролежал, он не знал, но печка уже начала остывать и становилось всё холоднее, бок весь промёрз, и не спасала даже куртка, которую он подложил. А за окном было всё так же темно и раздавалось долгое завывание ветра.

В конце концов, он, устав лежать, поднялся и сел. Йети спал на кровати, но всю не занимал, будто специально оставил для него место, однако пользоваться им Сникерс не собирался. Стараясь не шуметь, он встал на ноги, подобрал одеяло и зачем-то накрыл им Йети, заодно убедившись, что тот действительно спит.

− Спасибо,− шепнул Сникерс.

Он больше не мог ждать. Этот Йети жил не на северном полюсе, поэтому Сникерс не сомневался, что до города доберётся быстро.

Дверь поддалась не сразу, он удивился, когда заметил три замка, благо, они все открывались с его стороны. За порогом было всё так же темно, ветрено и холодно, но Сникерс только поднял воротник и натянул шапку на уши. Куртка не застёгивалась, но это не беда. Совсем скоро он будет в тёплом, родном полицейском участке.

Закрывая за собой дверь, он не увидел, как Йети открыл глаза.

***


Сникерс врал себе. Он знал, что заблудился, даже занимающийся рассвет его не спасал. Снежный вихрь буквально сдувал его с ног. Он продрог до костей, пробираясь сквозь сугробы. Несколько раз он видел волков, но то ли они были сытые, то ли такой, как он их не привлекал. Гордые животные всего лишь наблюдали за ним, а затем уносились прочь. В этом ему повезло, но учитывая все остальное, он пропал безвозвратно.

«Откопают только летом».

Эти слова Йети заставили Сникерса поёжиться, но он упрямо продолжал идти, ведомый какими-то звуками – ему чудилось, что где-то неподалёку гудит мотор. Но с каждым шагом, с каждым падением в сугроб он понимал, что это всего лишь ветер гонит его в ловушку.
Снег забился в ботинки, руки и ноги окоченели, не говоря уже о том, что он не чувствовал своего лица.
Упав в очередной раз, он вдруг ощутил, что у него нет сил подняться. Всё тело было неповоротливым, словно деревянное, правда, вдруг начало ощущаться покалывание и тепло.

«Посижу так» − решил Сникерс.

Мысли текли медленно и сонно. Он знал, что засыпать нельзя, но он же всего минутку и, как только станет тепло¸ он продолжит свой путь.

***


Они прибыли на «тропу смерти», когда солнце только-только начало подниматься. Погода нисколько не стремилась облегчить им задачу, наоборот, с каждым порывом ветра её усложняла. Риттер долго рассказывал Марсу, что нужно делать, чтобы крюки не сорвались, пока Натс сидел на заднем сидении и внимательно их слушал.

− Смотрю на тебя и думаю, что мне будет лучше пойти одному,− буркнул Риттер, беря из машины верёвку и оттяжки с карабинами.

Марс докурил сигарету, бессонные круги под глазами явно говорили о том, что он не лучший партнёр по спуску. Риттер на это и намекал, вглядываясь его помятое, заросшее лицо.

− Я могу пойти,− Натс поднял руку.

− Ты хоть раз поднимался по искусственному склону?

Натс отрицательно качнул головой, но потом добавил:

− Но я всё понял, я быстро учусь.

Риттер фыркнул, что означало «ни в коем случае».

− Я справлюсь,− кивнул Марс.

Как только он сказал об этом, навстречу им выехал всё тот же чёрный минивэн телекомпании «STV». Риттер и Марс переглянулись. На этот раз Кюсхен вылез из салона при полном параде: в горнолыжном костюме, а голову украшал шлем с маленькой камерой.

− Я, кажется, уже говорил вам о…− начал было Марс, угрожающе наступая на него.

− В начальной школе я занимался скалолазанием, у меня есть несколько призов национальной сборной, я трёхкратный обладатель Кубка мира, совершил пять успешных восхождений на Эверест. Что-нибудь ещё?

Марс застыл, не зная, что сказать.

− Сгодишься,− усмехнулся за его спиной Риттер.

− Что? – Марс повернулся к нему.

− Тебе лучше подождать тут, за него я хотя бы не буду беспокоиться.

Марс умел выглядеть угрюмой задницей, казалось, что над ним собрались тучи.

− Это ещё что за хрень? – указал Марс на камеру. – Немедленно убери её, или я найду, что пришить к твоему делу.

Кюсхен фыркнул, но препираться не стал, отдав шлем помощнику, он одел ярко-зелёную вязаную шапочку на меху. Марс тяжело вздохнул, нисколько не веря в его способности. Но глядя на Риттера, который был не прочь его компании, смирился.
Обменявшись передатчиками, Риттер и Кюсхен начали спуск.

Марс остался в машине, нервно отстукивая пальцем по рулю.

− Я не думаю, что Сникерс там,− сказал вдруг Натс. – Вы слышали запись, там был кто-то ещё.

− Не знаю парень, на той записи, что ты включал, я слышал только завывание ветра и скрип снега.

− Ну вот же…− Натс потянулся за телефоном и снова включил запись.

Голос Сникерс был напуганным, чёрт возьми, его позывные о помощи были как удары ножом для Марса. Хотя как бы Марс ни корил себя, он прекрасно понимал, что ничего не успел бы сделать.
Натс доказывал, что слышит звуки шагов, но Марс ничего не слышал.
В голове билась мысль о том, что Сникерс провёл целые сутки на улице. Рациональная часть Марса говорила ему, что это слишком долго, что шансов на спасение нет, а другая говорила, что Сникерс – Форрест, он не может умереть, он, как Гудини, может выбраться, откуда угодно.

− Сникерс не говорил о тебе,− отвлечённо выдал Марс. − Как вы познакомились?

− Э… в торговом центре на Рождество.

Марс приподнял брови:

− Подрабатывал Сантой, а он залез к тебе на колени?

Натс усмехнулся.

− Нет, я работаю в салоне новых технологий, он пришёл выбрать вам подарок, хотел купить телефон, который будет бить вас током, как только вы сунете в рот сигарету.

Марс даже выдохнул. Хорошо, что такого телефона не было, превращаться в собаку Павлова он не хотел.

− С тех пор… мы общаемся, − закончил Натс как-то нерадостно.

Марс нахмурился. Натс явно что-то недоговаривал, но это касалось только их со Сникерсом, ввязываться в это он не собирался.

Вестей от Спорта не было, казалось, целую вечность, и когда рация зашипела, Натс перегнулся через сидение.

− Мы нашли машину,− сообщил Риттер,− тут никого нет, Марс. Сникерса нет.

− Я же говорил,− шепнул Натс.

Марс прикусил нижнюю губу.

− Точно нет? Вы проверили…

− Мы с Кюсхеном осмотрели всё, Марс, его нет здесь. Может, его спасли? В этих краях есть лесные хозяйства?

− Нет,− сглотнул Марс. – В этих краях нет ничего.

Риттер вздохнул.

− Тогда, если он ушёл в лес, он…

Марс и сам понимал.

− Прости, Марс, но поиски сможем начать только после того как погода успокоится.

Рация пискнула и затихла. В машине повисла гнетущая тишина.

− Там кто-то был,− снова напомнил Натс,− Если не лесник, то это может быть Снежный человек?




@темы: Mini Bang - 2016

Комментарии
2016-01-20 в 18:57 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 18:59 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:01 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:02 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:04 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:05 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:06 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:08 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:09 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:12 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:14 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:15 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:17 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:19 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:21 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:22 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:24 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:26 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:27 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 19:29 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
читать дальше

2016-01-20 в 20:43 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
Макси-ПВП - это круто :-D

Фаноны у всех, конечно, разные, но в целом вполне интересно и читабельно. РЯМ, Meissner, Iss_Windr, спасибо вам!

2016-01-21 в 13:12 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
KosharikWildCat, :) рады если понравилось)))
Спасибо :heart:

2016-01-25 в 15:01 

Очень хорошо. Отличная история, легкий язык изложения, искренние эмоции героев. Спасибо огромное автору, артеру и бете за полученное удовольствие )

2016-01-26 в 06:10 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
медведики, всегда пожалуйста:) спасибо за отзыв:heart:

2016-02-15 в 14:33 

жизнерадостный прибор
но в глазах его укор
РЯМ, ааааааааааааааааа!!!!!:heart::heart::heart:
*бьётся башкой об стол*
Ааааааааааа!! Это просто феерия какая-то! Как на каруселях покатался: в глазах искры и голова немного в тумане:alles:
Более вразумительно напишу позже и не сюда:gigi:
И спасибо громадное! Надо было прочесть это раньше:crazylove:

2016-02-15 в 18:42 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
жизнерадостный прибор, :squeeze: Спасибо, что прочитала. Уже рада)))

2016-02-15 в 18:55 

жизнерадостный прибор
но в глазах его укор
РЯМ, я ещё забыл сердец артеру насыпать!
:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:
я на этого Рафаэлло могу часами слюни пускать :crazylove:
а у на Марса то и подавно :facepalm: он тут козёл такой! у него даже на морде написано, что козёл :-D

2016-02-15 в 19:14 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
жизнерадостный прибор, да уж. Рафаэлло тут прямо хоть сейчас на обложку какого нибудь мужского журнала или не мужского бгг
ххахаха Марс будет работать над собой)))

2016-02-17 в 04:32 

cybertono
Lonely nights we can fly...
РЯМ, оооу!
мы прочитали)
эмоции позже!

2016-02-17 в 21:28 

cybertono
Lonely nights we can fly...
РЯМ, Сколько голову не собирай - ничего не выходит!))
Но это не плохо:
фик порадовал...
мы поржали...
мы поплакали.
мы...вздрочнули!
В общем, ахуеть какой революционный шаг, я скажу!))

Да по всем пунктам!
А Пикник Йети - это просто что-то!
Я как представлю себе....бороду! ну ничего не могу с собой поделать "Оскар" в студию как Лео за "Выжившего"!!

Марс - Марс вообще у всех ахуительный!
Так что я могу это просто уже копи-пастить в комменты к каждому тексту))))

2016-02-17 в 22:04 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
cybertono, спасибо :)
Фик на то и расчитан, жвачка для уставших))) Все живы, здоровы и счастливы :)
Я как представлю себе....бороду! ахахах ну сейчас кстати модно в голливуде имидж "секусуальный лесоруб".

2016-02-17 в 22:09 

cybertono
Lonely nights we can fly...
РЯМ, Оу да!!
Эти лесорубы пошли....начиная с Хэмса-Тора ну и понеслось)

А будет еще история про счастливую работу телохранителя для богатенького мальчика из Лондона?

2016-02-17 в 22:31 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
cybertono, бородатая брутальность завоёвывает мир)))
Да нет я думаю, эта история закончена)) хехехе

2016-02-17 в 22:41 

cybertono
Lonely nights we can fly...
РЯМ, О! да! Все что касается семьи Кэдбери - я только за!
Жду с нетерпением))
и да...у этой семьи еще есть и мама - прекрасная мама Виспа)

2016-02-18 в 02:01 

wayama_hisashi
Don't let the bastards get you down! (с)
РЯМ,
Ох, фаноны, действительно, у всех разные, тут ничего не поделаешь)
Но вот лично я чуть более разносторонняя, поэтому, наверное, у меня и фанонов больше разных))
А это я всё к тому говорю, что...

2016-02-18 в 08:40 

R@star
Если вера в самом деле способна менять этот мир – сейчас самое подходящее время (с)
wayama_hisashi, спасибо, что прочитали :)
Ну с Пикником можно списать всё на любовь с первого взгляда :eyebrow:
Марс только подумал, что наверное у Тика кучерявые волосы, а с объятиями мой косяк(((

   

Assorti Mini Bang

главная