Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:54 

Багровые реки

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
Название: Багровые реки
Автор: Shagero Alled
Бета: KosharikWildCat
Иллюстратор: Hismuth
Размер: макси (20319 слов)
Пейринг/Персонажи: Пикник|Сникерс, Марс, Шогеттен, Клорет Кэдбери, намек на Натс/Чупс
Категория: кровавый джен
Жанр: драма, ангст, экшен
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: «Сникерс, если ты узнаешь, кто я... В эту могилу ты меня и положишь, да?» ― задать этот вопрос не хватило духу.
Примечания/Предупреждения: гулиАУ! (кроссовер с Tokyo Ghoul), нецензурная лексика, каннибализм, смерть второстепенных персонажей, упоминается расчленение, раздвоение личности.
Эсток — двуручный кончар, предназначенный для силового пробивания рыцарских лат, из-за чего в Германии его называли Panzerstecher — буквально «протыкатель брони». Клинок длиной более метра, гранёный, иногда с ребром жёсткости.
Куинке ― оружие следователей по гулям.
Какуджа ― так называют гулей, занимающихся каннибализмом, у них развиваются девиантные кагуне, которые обволакивают тело. Кагуне ― коготь гуля, его оружие.

Ссылки для скачивания: текст, арт



Выбор сделан.
Чтобы что-то спасти, придется чем-то пожертвовать.
Это не Судьба. Это выбор. Выбор, который ты делаешь сам.
Все просто, когда примешь себя.
Но до этого пройдет вечность, наполненная адом.
И ты решаешь сам, сколько боли тебе будет отмерено временем...
Правда, иногда этого времени нет.
И тогда приходится просто принять этот ад внутри себя и продолжать жить с ним.
Потому что только так можно что-то изменить. Попытаться исправить. Спасти.
Цена ― твоя душа. Но разве это большая цена, когда на кону тысячи?.. ©


«Верх. Еще выше. Запрыгнуть на балкон, оттолкнуться», ― отдавал своему телу команды Пикник. В плечо от любого движения беспощадно отдавало тягучей болью, но останавливаться было нельзя. Где-то внизу, по серым узким улочкам шныряли следователи, и если бы он с ними столкнулся, его б догнали. Пикник не мог допустить, чтобы «он» его догнал, не сейчас. Пока еще Пикник совершенно не готов с ним увидеться. Только не так. Это слишком нечестно. Нереально и внезапно.
Наверное, Пикник мог бы назвать это кошмаром наяву. Его буквально разрывало изнутри от двух противоположных желаний, собственный монстр раздирал его душу на куски, требуя свободы и мяса.
Если б Пикник позволил себе заминку чуть дольше, уже лишился бы головы. Он вовремя увернулся от выпущенного следователем оружия, отделавшись лишь порванным плечом.
«Заживет», ― думал он. Больнее было душе, по ней словно полоснули раскаленным железом. Это мешало оставаться спокойным, мешало сосредоточиться, к тому же отвлекал царящий вокруг шум.
Пришлось отступить, или же цепи самообладания разлетелись бы вдребезги и он захлебнулся бы в собственном безумии. Монстр рвался обратно: он ненавидел покидать поединки, пока его противник не повержен, пока клыки не разорвут его плоть на куски.
Но Пикник редко поедал своего противника, ему хватало того, что он получал в клане или в кафе у старины Эклипса, сдерживая монстра внутри себя. Но иногда он отпускал самоконтроль и позволял твари охотиться, чаще на следователей или гулей. Вот тут он не сдерживался и позволял монстру разгуляться и насытить свою неутолимую жажду кровью и свежей плотью. Мирное население Пикник никогда не убивал и своим подчиненным не разрешал этого делать. Марс его позицию поддерживал, хоть и постоянно дразнил Пикника с его любовью к «еде».
Рваная рана затягивалась медленно, Пикник ощущал, как срастаются между собой волокна мышц, как восстанавливаются кровеносные сосуды и капилляры, как стягивается кожа. Иногда он ненавидел свою регенерацию и жалел, что она не срабатывает мгновенно.
«Херня, ― криво усмехнулся себе Пикник. ― По сравнению с кошмаром от восстановления сломанных костей это ― мелочь».
Пикник хорошо запомнил ту адскую боль, когда Марс переломал ему руки и ноги в нескольких местах.

Это было после его первого боя со следователем. Пикник ненавидел их, но не смог нанести смертельный удар. Не вовремя вспомнив времена беззаботного детства, подставил под удар часть группы, и следователь подал сигнал своим. Они попали в окружение, но, к счастью, прорвались без больших потерь. Марс был не просто зол, он был в бешенстве, хоть внешне оставался спокойным. Но его аура давила, Пикник чувствовал себя букашкой перед слоном, он никогда раньше не встречал гулей, подобных Марсу. Пикник думал, что его разорвут на куски и грудой мяса бросят гнить под лучами тусклого солнца на ближайшей помойке на радость падальщикам.
― Ты понимаешь, что из-за тебя их всех чуть не убили? ― с холодной яростью спросил Марс, с легкостью ломая ему кости, одну за другой. Пикник не мог сдержать криков, он искусал губы до крови и орал, не выдерживая накатывающих волн боли, следующих друг за другом, как череда взрывов при сносе здания.
Никто из присутствующих гулей не осмелился заступиться. Это был урок и им, тем, кто последовал за Марсом. Это был их выбор, Марс никого не тянул за собой силой. Гули сами шли за ним, чувствуя его силу.
― Запомни сегодняшний урок. Больше таких ошибок не потерплю. Если ты настолько слаб, то прячься в сточных канавах, как крыса, ― зло бросил Марс, когда закончил экзекуцию. ― Твой ответ?
― Я не буду слабым и бесполезным, ― прохрипел Пикник, сходя с ума от боли. Марс присел перед ним на корточки.
― Правильный ответ. Иначе я бы тебя съел, ― плотоядно оскалился Марс, поднимаясь на ноги. Пикник до сих пор уверен, что тот не шутил, у его босса плохо с чувством юмора. ― Баунти, принеси ему мяса.
― Необязательно было его калечить, он подросток, ― с укором заметила та, проходя мимо Марса.
― Он сам сделал выбор и остался, ― отстранено отозвался Марс, уходя. ― Если что-то не нравится, валите.
Тогда Пикник действительно думал, что умрет и больше никогда не сможет встретиться со старым другом. Но он справился, провалялся в агонии четыре дня, но выжил.

С тех пор прошло десять лет, но от воспоминаний по спине до сих пор бежали неприятные мурашки.
«Если я ему расскажу, он оторвет мне голову», ― Пикник сглотнул подступивший к горлу комок. Он успел уйти от места столкновения за пару кварталов, горло скребла просыпающаяся жажда. Пикник давно не ел, затянувшаяся диета давала о себе знать. Удерживать самоконтроль удавалось все сложнее, монстр прекрасно чувствовал запах крови раненого следователя даже на таком расстоянии, словно чертова акула в океане. Он требовал, чтобы ему уступили место ― жажда крови становилась все острее, ее подгоняла справляющаяся с раной регенерация.
Пикник пошарил рукой в кармане плаща и выдохнул с облегчением; у него еще остался заменитель. Этот небольшой кубик сможет заглушить жажду на время, до того, как он доберется до дома. В квартире он всегда держал небольшой запас как раз для таких случаев. И ведь как глупо подставился под удар, как неопытный мальчишка, для его положения ― непростительная глупость.
А как все прекрасно начиналось. Он разобрался с гулем-чужаком, без разрешения охотившимся на их территории.
В их город перевели следователя, пятнадцать лет назад убившего его бабушку. Пикник не мог ошибиться ― у следователя заметный шрам, которым его наградила Кролет перед смертью, откусив ему нос. Сегодня Пикник наконец бы отомстил, он слишком долго ждал этого шанса, слишком много было потрачено времени и сил на то, чтобы стать сильнее, чтобы больше не быть тем испуганным десятилетним ребенком, слишком слабым, чтобы противостоять следователям. Ребенком, который мог только убегать. С тех пор он ненавидит бегство. С тех пор он не проигрывал. Они могли разойтись в ничью, но он никогда больше не проигрывал, на всю жизнь запомнив урок, преподанный Марсом, воспоминания о той боли и ужасе навечно высечены в памяти. Несмотря на это, Марса он никогда не ненавидел. Он его уважал, доверял ему, опасался и восхищался, хотел стать равным. Но ненависти не испытывал никогда, а после того, как узнал о сокровище Марса, разглядел в нем родственную душу.
Неожиданно вспомнился их ночной разговор, когда Пикник вымотался на тренировке и забрался на крышу ― детская привычка забираться повыше и просиживать в одиночестве никуда не делась. Пикник безразлично смотрел на беспрерывный поток машин, сливающихся в одну бесконечную ленту. Небо над городом всегда было серое и хмурое, редко-редко среди смога появлялась одинокая звезда, не оказывавшаяся пролетавшим мимо вертолетом или спутником.
― Скучаешь? ― спросил невесть откуда взявшийся рядом Марс. Пикник вздрогнул, оборачиваясь. ― Про спину никогда не забывай, ― Пикник кивнул.
― Я никогда его не найду, ― он все глубже впадал в уныние.
― Найдешь, ― уверенно ответил Марс. От босса привычно пахло горьким табаком, Пикника давно забавляла эта привычка ― все равно же ничего не чувствует.
― Мир такой большой. И людей так много, как мне его найти? ― нахмурился Пикник. Он вздохнул, поднимая глаза к темному небу ― ни маленькой звездочки. ― Это все равно, что искать иголку в стоге сена.
― Мир не такой уж и большой, как тебе кажется, ― растрепал рукой ему волосы Марс. ― Но для тебя он ― особенная иголка.
― Особенная, ― согласился Пикник, приглаживая обратно непослушные волосы.
― Тогда найдешь, ― задумчиво проговорил Марс, смотря на кипящий жизнью город. ― Пошли есть, пока все не закончилось.
― Было бы здорово, будь таких, как ты, больше? ― спросил после Пикник, когда они снова поднялись на крышу. Марс курил и задумчиво смотрел на ночной город. Пикник видел, на что способен Марс, эти мощь и сила завораживали и пугали.
― Нет, ― Марс ответил сразу и резко, покачал головой, Пикник хотел поспорить, но не смог выдавить ни слова, увидев усталый взгляд Марса, полный тоски.― Тяжело, когда ты не нужен никому из сторон,― просто ответил он.
― Нужен, ― буркнул Пикник, приваливаясь к Марсу боком. Хотелось как-нибудь подбодрить, но он не знал, как это сделать, у Пикника всегда было плохо с выражением того, что он чувствует. Расстроенного Сникерса он всегда обнимал и молча слушал, пока тот выговорится.
― Спасибо, ― поблагодарил Марс, запустив руку ему в пряди и потрепав. ― Без вас, ребята, было б куда скучнее.
― Прекрати! ― взбрыкнул Пикник: его раздражало, когда к нему относились как к маленькому. ― Я не ребенок!
― А кто ты? ― усмехнулся Марс, засмеялся тихо с привычной хрипотцой, специально лохматя волосы Пикнику еще больше.
Пикник фыркнул, вывернувшись из-под руки, демонстративно отворачиваясь от Марса. Ему нравились такие вот беззаботные вечера, когда не нужно было опасаться атаки следователей или беспокоиться, что кто-то увидит его истинную природу.
В груди защемило, стало дико одиноко от мысли, что это может закончиться так же, как пять лет назад. В памяти тут же всплыла счастливая улыбка Сника, когда они вдвоем забирались на утес и смотрели, как над озером расцветает закат, а они кормили хлебом птиц. Улыбающееся лицо Клорет, когда она встречала их по дороге к дому, ее одобрительная улыбка, когда Пикнику удавалось ее задеть на тренировке. Простое человеческое счастье, которое рухнуло за какие-то часы, развалилось на куски, превращаясь в Ад.
― Что случилось? ― спросил Марс, заметив.
― Можно уйти куда-нибудь подальше от следователей, ― вдруг сказал Пикник: он боялся, что снова потеряет тех, кто стал ему семьей, тех, на кого можно положиться и кого хочется защитить. ― Туда, где их нет.
― А разница? ― хмыкнул Марс. ― Ты можешь бежать куда угодно, но стоит тебе раскрыть свою сущность, как все повторится.
― У нас нет шанса на нормальную жизнь? ― тихо спросил Пикник.
― Нет. С самого рождения мы вынуждены убивать, чтобы выжить. Против природы мы бессильны, ― ответил Марс, делая затяжку. ― Но это не значит, что невозможно жить с дорогим человеком. Трудно, но реально.
― Даже если он тебя боится? ― буркнул Пикник, вспоминая их последнюю встречу.
― Не ешь на его глазах, и бояться не будет, ― спокойно посоветовал Марс.
― Его еще найти надо, ― вздохнул Пикник.
― Найдешь, или он сам тебя найдет, ― успокоил его Марс.
Пикнику хотелось горько засмеяться. Как же был прав Марс, говоря, что они встретятся вновь. Судьба Пикника явно невзлюбила, может, он ее чем-то обидел?
Не так он мечтал встретить Сникерса… Определенно не так.
«За что мне такое счастье?!» ― выругался Пикник. Он был счастлив, что со Сникерсом все в порядке, что он жив, но… Он оказался следователем по гулям, тем, кого он ненавидел больше всех на свете. Пикник убил бы его не задумываясь, как и других следователей, если бы тот не споткнулся и не свалился, как раз когда над головой пролетел его коготь, сбив защитный шлем. Сникерс выругался, смазывая выступившую над бровью кровь, и бросился атаковать вновь, перезаряжая свой куинке укаку-типа. Пикник мог легко разрубить его оружие, но боялся, что вместе с ним заденет и Сникерса.
Пикник отскочил назад, уходя от новой очереди, увернулся от оружия второго следователя, оказываясь за его спиной.
― Шог, сзади! ― крикнул Сникерс, тот увернулся, Пикник пробил стену своим когтем как раз там, где была его голова, а сам получил еще одну рану в бок, к счастью, неглубокую.
«Черт!» ― выругался про себя Пикник. Плечо пронзила острая боль, Сникерс все же в него попал. Надо было срочно что-то делать, иначе он мог или сорваться, или умереть прямо тут.
Пикник запрыгнул на мусорный контейнер, с него выше ― на балкон, еще один. Пули ушли мимо.
― Стой, сука! ― крикнул ему вслед Сникерс, порываясь преследовать.
― Не преследуй его, Сникерс! Это Упуат, гуль S-класса, одному тебе не справиться, ― остановил его Шогеттен.
― Но он ранен! И убегает! ― возмущался Сникерс.
― Это уловка, ― объяснил Шогеттен.
― Вот же блядство! ― матюгнулся Сникерс.
«Наверное, ― подумал Пикник, борясь с тварью, рвущийся обратно, ― судьба не любит нас обоих».
Пикник ввалился в свою квартиру, радовало только, что никто из соседей не встретился по пути. Сейчас не нужны новые проблемы, хватало тех, что были.
Он закрыл за собой дверь, окружив себя привычной тихой темнотой. Скинул испорченный плащ и устало привалился спиной к холодной двери, считая до десяти. Нужно успокоиться и обдумать, что делать дальше.
Пикник прошел на кухню, по привычке принюхиваясь и прислушиваясь. Не стоит расслабляться даже в собственной квартире, никогда не знаешь, что тебя в ней может ждать. Вытащил из холодильника заначку, хранившуюся для таких вот неудачных возвращений, развернул газетный сверток, в котором лежала рука от локтя до плеча, достал тарелку и стал срезать на нее куски мяса, остругивая их тонкими полосками, пока не срезал все с кости, завернул остатки в газету и выбросил в мусорное ведро.
Подцепил один ломтик мяса ножом и отправил его в рот, быстро пережевывая. Пикник старался не думать о том, что он ест. Было тошно. Человеческое мясо тяжело лезло в горло: после их дружбы со Сником казалось, что с каждым кусочком он понемногу откусывает от него. Сегодня ― особенно. Но нужно было заставить себя поесть, пока он не сорвался.
Стоило Пикнику прикрыть глаза, как в памяти всплывал злой Сникерс, готовый его убить. Острее пуль его оружия ранил взгляд, полный ненависти и злобы. Сникерс ненавидел гулей, ненавидел и убивал.
Пикник мотнул головой и отправился мыться, стоило смыть с себя кровь и пот.
Он разделся на ходу, закинул грязную одежду в корзину.
Рана неприятно щипала и пульсировала от попадающей на нее воды и мыла.
― Что же делать? ― задал вопрос Пикник своему отражению, когда вытерся. Отражение на него смотрело усталым взглядом и молчало.
«Съесть, ― отозвалась тварь. ― Теперь он наш враг».
― Это Сникерс. Он мой лучший друг, ― покачал головой Пикник, ткнувшись лбом в холодную поверхность зеркала.
«Он был им пятнадцать лет назад. Он уже и не помнит о тебе», ― огрызнулась тварь.
― Зато я помню, ― возразил Пикник. Иногда он чувствовал себя чокнутым, разговаривая с монстром внутри себя. У других гулей клана Форрестов такой проблемы не было ― они жили в гармонии с тварями, сливаясь в одно целое. Пикник спорил со своей тварью с детства, вот и мирился теперь со второй личностью в теле и разговорами с самим собой.
«Этого мало», ― не унималась тварь.
― Мне достаточно, ― стоял на своем Пикник.
«Идиот», ― бросила тварь и замолчала, залечивая их сегодняшнюю рану до конца.
― Сначала слежка, ― решил Пикник. Тварь только клацнула зубами, промолчав. ― Потом решу, что делать дальше.

***

Пикник осматривал свою территорию, быстро двигаясь по крышам, подставляясь под встречный ветер. Так и хотелось стянуть с лица маску и насладиться прохладой, но его могли заметить. Кто знает, где у Бюро установлены камеры, точнее, где еще. О камерах им сообщали, но нельзя расслабляться, ведь всегда можно случайно попасть в объектив любопытного фотографа.
Пикник остановился на краю крыши, принюхиваясь: пахло свежей кровью и чужаками.
«Пора подкрепиться», ― облизнулся Пикник, рванув на запах. После встречи со Сникерсом Пикник не смог нормально поесть: человеческое мясо отказывалось лезть в горло, а чужаки на обходах не попадались. Следователей он решил пока не трогать, нельзя было осложнять ситуацию, пока он не отомстит. Сегодня он наконец мог наесться на ближайший месяц вперед. Тварь его поддерживала, ей не терпелось вонзить в кого-нибудь клыки и разорвать на куски, умываясь свежей кровью.
Запах привел Пикника к переулку.
«Твою мать!» ― выругался он, заметив, кто дерется с чужаками. Да еще с двумя гулями в одиночку, не дурак ли?
«Если не вмешаюсь, его убьют, ― потянул носом запах крови Пикник. Сникерс еле держался на ногах, он был ранен, но упрямо отбивал атаки гулей. ― Будет должен».
― Ну что, господин следователь? ― усмехнулся один из гулей. ― Вы не против, если мы вами перекусим?
― Ты можешь долго от нас убегать, однако твое оружие бесполезно в ближнем бою, ― бросился на Сникерса второй, тот выпустил в него всю обойму, прежде чем гуль упал замертво. Оставшийся был проворнее, он бросился на Сникерса, когда тому потребовалась перезарядка.
«Пора», ― сиганул вниз Пикник.
Он приземлился за спиной чужака, быстрым ударом руки, покрытой по спирали когтем ― мощным панцирем, ― пробил ему грудную клетку, вырвав внутренности. Сникерс побледнел, хоть должен был привыкнуть ко всему, работая следователем. Пикник с легкостью вынул руку, привыкнув к тяжести своего когтя еще с детства. Гуль, хрипя, упал, дергаясь в предсмертных судорогах.
― На этой территории охочусь я, ― бросил ему Пикник, стряхивая с затвердевшей поверхности когтя чужую кровь и ошметки внутренностей. Сникерс поборол накатившую тошноту и тут же встрепенулся, вспоминая о своем оружии.
Пикник одним ударом когтя разломал куинки Сникерса, превращая его в ненужный хлам.
― Блядь! ― выругался Сникерс и отскочил от Пикника на безопасное расстояние, выкинув остатки. Будь это другой следователь, это ему бы не помогло, Пикник бы уже убил его, перерубив когтем вместе с оружием.
― Что теперь? ― не сдержал Пикник смешка. Лишившись своего оружия, Сникерс не выглядел растерянным, он был зол и все еще хотел сражаться. Это восхищало, но в тоже время бесило.
«Разорви его на куски, ― сладко шептала тварь, ― мы оба знаем, как ты хочешь откусить от него кусочек».
«Нахер иди!» ― от души послал ее Пикник.
― Не на того напал! ― ощерился Сникерс, выхватывая из-за пояса парные кинжалы.
«Пора заканчивать. Иначе я его убью, как и любого другого следователя», ― с тоской подумал Пикник. Он не привык сдерживаться, сходясь в схватках со следователями, ведь выжить должен кто-то один.
― Нападай, если силенок хватит, ― поддразнил Пикник, поманив Сникерса рукой. Он был рад, что когда он находился в истинной форме, его голос был грубее. Возможно, им не удастся встретиться при других обстоятельствах, но осторожность не помешает.
― Сука! ― заорал Сникерс, бросаясь вперед. Пикник блокировал один из кинжалов, ударяя Сникерса в живот, но сдерживая свою силу: он б не простил себе, если повредил бы внутренности друга.
― Тварь, я тебя уничтожу, ― простонал Сникерс, теряя сознание. Кинжалы, выпав из рук, со звоном отскочили от асфальта.
― Конечно-конечно, ― вздохнул Пикник. Он присел на корточки рядом со Сникерсом, оторвал от его же плаща полоску ткани и перевязал раны. Тварь внутри облизнулась, выжидая, когда Пикник ослабит контроль.
― Обойдешься, ― зло сказал Пикник и наскоро перекусил одним из гулей. Вкус был какой-то странный ― вроде гульский, но в тоже время пахло лекарствами и человеком.
― Стоит показать боссу, ― решил Пикник. Он отправил сообщение своей группе, чтобы забрали трупы, а сам поднял Сникерса, взяв его на руки, нужно было унести его подальше отсюда. Прыгать по балконам с ношей оказалось тяжелее, чем Пикник представлял, но оставлять раненого Сникерса одного ― все равно, что бросить его на верную смерть, он мог стать легкой добычей для других гулей. Пикник не придумал ничего лучше, чем доставить друга в его квартиру. Не охранять же этого остолопа, пока в сознание сам не придет, да еще и раненого.
«Добей, чтобы не мучился», ― ехидно прокомментировала тварь. Пикник ее проигнорировал: ему предстояло добраться до жилья Сникерса. Найдя нужную квартиру, Пикник открыл дверь ключами, позаимствованными у хозяина. Внутри царил беспорядок и хаос, Пикника передернуло от запаха грязных носков, валяющихся у входа. Иногда природное обоняние следовало притуплять.
Он осторожно уложил Сникерса на диван. Достав его телефон, быстро набрал сообщение: «Меня ранили на обходе. Дома». Пикник дернулся, когда увидел в списке контактов Шогеттена, но, крепко сжав зубы, отправил сообщение именно ему. Пока ждал его приезда, собрал валяющиеся вокруг грязные вещи и закинул их в ванну, запустив первую партию стирки в стиральной машине.
― Как тебе самому только нравится жить в этом свинарнике, ― прошипел Пикник, собирая в пакет коробки из-под пиццы и полуфабрикатов.
Он представил удивленное лицо Сника, если бы тот вдруг очнулся и увидел, как гуль шастает по его квартире и убирается. От уборки его отвлек скрип тормозов. К подъезду торопился Шогеттен, а за ним еще пара человек, по-видимому, медиков. Пикник открыл дверь, отошел в комнату, прислушиваясь, услышал торопливые шаги по коридору.
«Прибыли, ― усмехнулся Пикник, уходя через балкон ― это требовало огромных усилий, чтобы сдержаться и не вернуться, напав на следователей и наконец отомстить. ― Успею. Никуда он не денется».
Вернувшись к себе, Пикник долго простоял под холодным душем, остужая голову. Тварь была права: ему хотелось попробовать Сникерса. Запах его крови въелся в его одежду, опьянял и манил. Пикнику стоило больших трудов удержаться от того, чтобы не попробовать кровь Сникерса, пока он был у него дома.
Знал ведь, что стоило ему попробовать хоть каплю, и у него бы слетели тормоза.
«Ублюдок, мудак и тварь», ― ругал себя Пикник, он чувствовал, как под ногтями крошилась плитка, в которую он впился пальцами, чувствовал, как крошки впиваются в кожу, но больно не было. Было противно от самого себя.
«Зачем так мучиться и идти против своей природы? ― философски спросила тварь. ― Мы ― монстры, питающиеся мясом, не нужно этого стыдиться».
«Затем, что я не монстр», ― огрызнулся Пикник, но прозвучало это очень глупо. Тварь заржала, противно и со вкусом.
«Посмотри внимательно в зеркало. Что ты там видишь? ― посоветовала тварь. Пикник покосился на висящее над раковиной зеркало, но он и так знал что увидит. Оба знали. ― Хорошо пригляделся? Или ты не только тупеешь на глазах, но и ослеп?»
«Нет, ― буркнул Пикник. ― Но он ― мой друг».
«Был, ― поправила тварь. ― Сейчас он ― наш враг».
«Даже если так, все равно не уподоблюсь тебе», ― твердо ответил Пикник.
«Зря, ― наиграно расстроилась тварь, ― жить бы стало легче. Значительно».
Пикник и без нее это знал. Действуешь на одних инстинктах, не задумываясь ни о чем.
После встречи со Сникерсом Пикник спал плохо, снились какие-то кошмары и воспоминания.
Ему снился сон о детстве. О поре, которую он любил, о времени, по которому скучал, о кусочке человеческого счастья.
― Пикник, запомни, ты не должен показывать людям свой коготь и показывать свою истинную форму, ― ласково говорила Клорет, приглаживая торчащие во все стороны темные волосы.
― Почему? ― Пикнику нравилось его оружие, оно было прочное, но тяжелое, из-за чего приходилось каждый день упорно тренироваться, чтобы поднять с ним руку и двинуться с места. Бабушка занималась с ним каждый вечер, не щадя, доводя до бессилия, но зато это повысило его выносливость и умение вести бой. Пикник был ужасно горд собой, когда у него впервые получилось выдержать вес своего когтя и атаковать ― неумело и медленно, но он смог.
― Потому что у людей этого нет, а они боятся всего необычного, ― мягко объяснила она. ― Ты же не хочешь напугать своих друзей?
― Нет у меня друзей, ― буркнул Пикник. ― И не нужны. Зачем дружить с мясом?
― Не говори так. У нас нет права забирать человеческую жизнь, всегда можно найти альтернативу, ― серьезно сказала Клорет.
― Но они с легкостью убивают животных и едят их. Чем они лучше? ― хмыкнул обиженно Пикник.
― Когда-нибудь ты поймешь это, а пока запомни, что я тебе сказала, и веди себя хорошо. Мы недавно переехали в этот маленький городок, не хочется снова уезжать, ― покачала головой она.
― Почему мы не поехали туда, где есть такие, как мы? ― спросил Пикник. ― Тогда бы мне не пришлось притворяться. И у меня бы были друзья, ― последнее он сказал совсем тихо, но у гулей прекрасный слух.
― Туда, где скапливаются гули, неизбежно приходят следователи по гулям. Я хочу вырастить тебя в безопасности, чтобы ты наслаждался детством, ― пояснила она. ― Многие гули лишены возможности пожить простой человеческой жизнью. Ты не понимаешь ценности этого сейчас, но когда вырастешь, будешь мне благодарен.
― Разве мы не должны отомстить за маму и папу? ― спросил Пикник, семь месяцев назад он потерял обоих родителей в схватке со следователями.
― Нет. Ты хочешь всем следователям мстить? ― спросила Клорет.
― Почему всем? Только тем, кто их убил. Почему мы сбежали в эту дыру, не отомстив? ― не унимался Пикник.
― Потому что вырастить тебя в безопасности ― мой долг перед ними, ― строго отозвалась она. ― К тому же те следователи мертвы.
― Ты их убила? ― Пикник тут же обрадовался: он никогда не видел, чтобы его бабушка сражалась, свой коготь она выпускала только для тренировки.
― Нет. Их убил мой хороший друг. Когда вырастешь, он возьмет тебя к себе, ― ответила Клорет.
― Он сильный?
― Да. Он очень опасен, ― ответила как-то задумчиво бабушка.
― Сильнее тебя? ― удивился Пикник. Он хорошо помнил случай, когда они столкнулись с гулем на вокзале, и хватило одного бабушкиного взгляда, как он тут же свалил. От нее исходила мощь, не растерявшаяся с годами. Пикник хотел увидеть ее в настоящем бою, увидеть Кровавого Жнеца в действии.
― Сильнее, ― согласилась она, подумав. ― Гораздо сильнее.
― Круто, хочу стать таким же, когда вырасту, ― загорелся Пикник.
― Не получится, ― рассмеялась она.
― Почему? ― насупился Пикник, он был уверен, что сможет стать очень сильным, когда вырастет.
― Он полукровка, ― просто ответила она.
― Все равно я стану сильнее его, ― обиделся Пикник, вырываясь из объятий бабушки и убегая в соседний лес.
― Не смей охотиться! ― крикнула ему вслед Клорет.
«Почему я должен скрываться», ― бурчал себе под нос Пикник, сидя на берегу озера. Он любил этот утес, он был крутым и неприступным, человеческие дети не могли сюда забраться, и он наслаждался покоем.
― Сникерс, я нашел ракушку! ― крикнул внизу соседский мальчишка.
― Ого, какая большая! ― удивился еще один.
«Дураки. Не хочу дружить с дураками», ― подумал Пикник, наблюдая за резвящимися мальчишками. Внезапно тот, который был выше всех, в синяках и царапинах, которого как раз звали Сникерсом, обернулся на его взгляд. Пикник быстро отскочил назад от края, чтобы его не было видно. Сердце почему-то забилось быстрее, он совсем не ожидал, что его заметят.
― Сникерс, на что ты смотришь? ― услышал он удивленный голос внизу.
― Там мальчик был, ― ответил Сникерс.
― Тебе показалось, ― хохотнул кто-то.
― Может, это этот нелюдимый из приезжих? ― предположил еще один. Дальше Пикник слушать не стал и быстро спустился с утеса, уходя в лес: он вернется сюда позже, когда тут будет тихо.
Хоть Пикник и возмущался, здесь ему нравилось: тихо и спокойно, неугомонный поток машин не раздражает слух, да и воздух чистый. Они переехали сюда полгода назад, и до сих пор Пикник избегал общения с соседскими детьми. Он уходил гулять в лес, забирался на утес и смотрел, как ветер гоняет рябь по глади озера. Вокруг Пикника любили собираться птицы, он подкармливал их, принося с собой крошки и кусочки батона.
«Гадость какая, эта человеческая еда, и почему бабушка вечно меня заставляет ее есть? Да я быстрее помру от этой отравы, чем от оружия следователя», ― возмутился Пикник, отрывая от батона кусочки и кидая их счастливым птицам. Он насвистывал тихую песенку, и на его свист слеталось еще больше птиц. Они толкали друг друга, кричали, стараясь урвать брошенный кусочек себе.
― Ого! ― раздался за спиной восторженный голос. Птицы сорвались с места, улетая прочь, Пикник обернулся к незваному гостю, им оказался Сникерс. Вблизи он оказался выше Пикника на полголовы, хоть и выглядел младше.
― Чего тебе надо? ― недружелюбно спросил Пикник.
― Хотел познакомиться, ― сразу же улыбнулся беззубой улыбкой Сникерс, протягивая ему мозолистую руку. ― Я Сникерс, а ты?
― Пикник, ― нехотя ответил он. ― Познакомился? Теперь уходи, ты испугал их.
― Извини, я не хотел, ― опустил виновато взгляд Сникерс, ― но это было так круто. Ты, а вокруг птицы. Никогда не видел, чтобы дикие птицы собиралась вокруг кого-то местного.
― Ничего особенного, ― смутился Пикник. ― Я всего лишь их кормлю.
― А можешь меня научить? ― замявшись, попросил Сникерс, усаживаясь рядом. ― Свистеть. У тебя красиво получается, ― уточнил тот, заметив непонимающий взгляд Пикника.
― Нет. Я не умею учить, ― отказался Пикник. Он не врал. Еще ни разу ему не приходилось кого-то чему-то учить, и он не представлял, как это делается. Сникерс заметно загрустил, но они посидели в тишине от силы минуту, больше Сникерс не выдержал.
― Тогда я буду повторять за тобой! ― оживился он.
― Попробуй, ― согласился Пикник. Раз бабушка хотела, чтобы у него появился друг-человек, будет ей один знакомый. ― Смотри на мои губы и повторяй.
Пикник засвистел, вспоминая недавнюю мелодию. У Сникерса свистеть не получалось, он пытался, но выходило ужасно. Спустя час мучений Пикник не выдержал.
― Это невозможно! Ты делаешь все наоборот, ― возмутился он. Сникерс, смеясь, схватил его за щеки, Пикник подавился воздухом от такой наглости. Захотелось пырнуть наглеца когтем ― чтобы знал, с кем связывается! ― но нападать было нельзя.
― Но ведь весело? Давай улыбнись, ― трепал его за щеки Сникерс.
― Отстань, ― пытался вырваться Пикник. Если бы не наставления бабушки, он бы точно обратился и убил его. Детское мясо должно быть нежнее и вкуснее, чем взрослое.
«Тьфу. Заражусь еще от него дуростью», ― отмахнулся от навязчивых мыслей Пикник.
― Не упрямься! ― не сдавался Сникерс. Пикник попытался улыбнуться, но вышло ужасно, у него перекосило все лицо, потому что он никому, кроме родителей и бабушки, не улыбался. Сникерс заржал ему в лицо, не сумев сдержаться: ― Ты бы видел свою рожу!
― Иди ты, ― огрызнулся Пикник, обиженно отворачиваясь от него.
«Глупый человек, что ты знаешь! Нафиг мне такие друзья», ― отмахнулся от недавней идеи он. Желудок у Сникерса громко и жалобно заурчал.
― Совсем забыл поесть, ― замялся Сникерс, сглатывая, заметив рядом с Пикником пакетик с бутербродами. Клорет дала их ему, чтобы он потренировался, но после первого его стошнило, и он оставил эту глупую затею.
― Забирай, ― Пикник отдал ему сверток.
― Я могу это съесть? А ты не будешь? ― удивился Сникерс.
― В меня больше не лезет, ― ответил Пикник. И это тоже было правдой. Как только он представил, что опять возьмет эту гадость в рот, к горлу подступила тошнота.
― Спасибо, братан, ― поблагодарил его счастливый Сникерс и принялся развязывать узел, шурша пакетом. Судя по его довольному лицу, это действительно было вкусно ― для людей, но уж точно не для гулей. ― Слушай, а чего ты тут один? Тебе не скучно?
― Нет. Можно насладиться тишиной и природой, ― ответил Пикник.
― Говоришь как дряхлый дед, ― нахмурился Сникерс. ― Пошли вниз, поиграем в салки, я познакомлю тебя с остальными.
― Иди один, ― отказался Пикник.
― Ладно, ― помолчав, ответил Сникерс, ― давай скормим птицам оставшийся батон.
― Давай, ― подумав, согласился Пикник. Он был уверен, что птицы не прилетят, они смотрели на них с осторожностью из кроны деревьев, тогда Сникерсу надоест, и он уйдет, оставит, наконец, его в покое. Но к его удивлению птицы осторожно слетались на свист, их становилось больше и больше. Сникерс сидел молча, но по нему было видно, как он хотел поделиться своей радостью. Пока они не скормили весь батон, не спустились с утеса. Солнце медленно скрывалось за горизонтом, окрашивая небо яркой полосой. Уже темнело, и пора было возвращаться домой, бабушка волновалась, когда он гулял допоздна.
― Это так круто! Одна у меня с ладони забрала! ― тараторил счастливо Сникерс.
«Не знал, что люди так радуются подобным мелочам», ― удивлялся про себя Пикник, молча слушая все восторженные впечатления нового знакомого. Уже выходя на мощеную дорожку, ведущую от озера к городку, они заметили, что Клорет их встречает. Пикник увидел, как она одобрительно кивнула, увидев их вместе.
― Пикник, я же просила не задерживаться допоздна, ― покачала она головой. ― Привет.
― Миссис Кэдбери, это я его задержал, не злитесь на него, ― поприветствовал ее Сникерс. ― Меня зовут Сникерс.
«Хорошо. Ради нее я притворюсь его другом», ― решил Пикник. Все же, кроме его бабушки, в этом большом мире у него никого не было родней и дороже. Он не думал, что вскоре торнадо по имени Сникерс утянет его за собой безвозвратно, и через пару недель Пикник будет верить в их искреннюю дружбу, забыв о притворстве.
Ради Сникерса он стал больше тренироваться, пробуя человеческую еду, и научился надевать маску человека, хоть и ел медленно. Дома по вечерам его тошнило, но несмотря на это Пикник был рад их дружбе. От Сникерса всегда пахло солнцем и озером, он и сам был солнцем для него. Они проводили много времени вместе, влипая в различные приключения, хотя Пикнику было обидно и досадно проигрывать человеческим детям, прекрасно зная, что он не выкладывался и в половину своих способностей, держась в середине.
― Опять не догнал, ― смеялся Сникерс, запуская руку в его короткие темные пряди. Он любил ерошить ему волосы, пользуясь тем, что выше, на что Пикник наигранно обижался.
Ради него Пикник подружился с остальными детьми, топя внутри раздражение, перерастающее в грызущую ревность, когда кто-то из них забирал внимание Сникерса себе. Однако на любимый Пикником утес они забирались лишь вдвоем, это было их тайное местечко. Пикник был за это ему очень благодарен. Его все устраивало, кроме того, что приходилось обманывать Сникерса и скрывать свою настоящую сущность. Есть мясо стало труднее: он чувствовал, как с каждым съеденным кусочком предавал их дружбу. Он чувствовал отвращение к себе, и от этого было больно, тогда Пикник впервые пожалел, что он не человек. Что не может, как все, в полной мере наслаждаться игрой, всегда помня о контроле. Тварь внутри тоже хотела выйти поиграть, только вот у нее были другие игры. Например, салочки на выживание, правда, вряд ли бы кто-то из друзей их переживет.
К счастью для Пикника, держать контроль ему давалось лучше, чем притворяться, что съеденная им человеческая еда вкусна. За прошедшие три года их дружба окрепла, Пикник немного подрос и почти догнал Сникерса, но все равно отставал на три сантиметра, и эта пора казалась самой счастливой. Пикник хотел рассказать Сникерсу правду о себе еще два года назад, но бабушка настрого запретила торопиться.
― Лучше не надо, ― грустно улыбнулась она. ― Мало кто из людей может принять нашу истинную форму, не испугавшись. Если он отвернется от тебя, тебе будет очень больно.
― И что, мне всю жизнь его обманывать? ― разозлился Пикник. ― Он не такой.
― Пикник, если ты будешь уверен на сто процентов, то можешь ему рассказать, но позже, когда вы немного подрастете, ― мягко сказала она.
Пикник согласился и с тех пор эту тему не поднимал, хотя желание все рассказать Сникерсу с каждым годом становилось все сильнее.
«Вот бы всегда так было», ― мечтал Пикник, устроившись под раскидистым деревом, прячась от солнечных лучей. Сникерс лежал рядом, используя его ноги в качестве подушки.
― Слушай, ты в последнее время мало ешь, ― заметил Сникерс, доедая его очередной паек. ― Ты не заболел?
― Нет, утром их объелся и не могу больше, ― отмахнулся Пикник, наблюдая за сверкающей гладью озера.
― Правда? ― прищурился на солнце Сникерс, поворачиваясь.
― Доедай уже, ― вздохнул Пикник, вытаскивая листья из его волос. В этом году ему исполнилось десять, и он считал себя достаточно взрослым, чтобы рассказать свою тайну, и думал, с чего начать. Но какое-то гадкое предчувствие внутри змеей сворачивалось в клубок, заставляло его медлить. Сегодня к ним должны были приехать друзья бабушки, с которыми она вместе работала, и Клорет попросила не задерживаться и помочь ей накрыть стол. Уже уходя, он поймал на себе странный взгляд бабушки, полный горечи и неизбежности, словно она навсегда с ним прощается.
«Бред какой-то, ― отмахнулся от мрачных мыслей Пикник. ― Она обещала научить меня готовить человеческую еду».
Пикник решил для себя уметь готовить, чтобы не дать умереть Сникерсу с голода, когда они вместе поступят в один институт и заселятся в одну комнату общаги. Пока повар выходил из него никудышный.
От размышлений об их будущей взрослой жизни Пикника отвлек запах гари и крови и почти неощутимый запах чужаков, принесенный теплым ветром.
«Не может быть», ― запаниковал Пикник. Они были единственными гулями в этом тихом городке, гости приедут только к вечеру, значит, это был кто-то другой.
― Дым! ― Сникерс подскочил на ноги и рванул обратно в город. Заорала пожарная сирена.
― Стой, Сникерс! Это опасно! ― крикнул ему вдогонку Пикник, подскакивая следом. Впервые он не знал, что делать, ему следовало найти бабушку и предупредить ее, но она, скорее всего, и сама уже поняла. Среди людских криков он слышал ее рычание, ему отвечал незнакомый дикий рык.
«С ней все будет хорошо, ― успокаивал себя Пикник, рванув за Сникерсом, молясь о том, чтобы черный столб дыма шел не от их дома. ― А они же как раз у самого края живут!»
Вокруг царил настоящий хаос, всюду бегали люди. Пикник потерял Сникерса из виду, когда его сбили с ног, не заметив. Он ободрал колено и получил ногой в лицо, кто-то упал на него, споткнувшись, а люди толпой перли вперед, не останавливались, спасая свои жизни. Пикник кое-как выбрался, проскакивая мимо людей, его чуть не сбила машина, громко просигналив.
«Хоть бы успеть!» ― било в висках. Пикник чувствовал, как склеру затягивала чернота. К черту, сейчас ему нет дела, увидит его кто-нибудь из горожан или нет, он должен успеть.
Истошный крик Сникерса резанул по сердцу острым кинжалом, Пикник рванул вперед, перепрыгивая улицу по рядам машин, видя перед собой лишь валивший дым.
Он успел, выскочив к раскуроченному дому Сникерса как раз тогда, когда его друга отшвырнули к облупившейся стене. От удара Сникерс потерял сознание, его успели немного поцарапать.
«Успел», ― с облегчением выдохнул Пикник. В носу свербело от тошнотворного запаха паленой плоти и свежей крови, мешая дышать. Его чуть не стошнило, когда он увидел то, что осталось от матери Сникерса ― выпотрошенное тело без рук и ног, голова с вырванным с позвоночником и перекошенным ужасом и болью лицом валялась неподалеку. Никогда Пикнику не приходилось самому расчленять человека и заготавливать мясо, этим занималась бабушка: ездила в город, или уходила глубоко в лес искать суицидников, или получала посылку с курьером. Чужаков было трое. Трое взрослых гулей.
«Что мне делать?» ― запаниковал Пикник: раньше он дрался только с бабушкой и то не серьезно, а лишь тренируясь. Какой бы строгой она ни была, она никогда не пыталась убить Пикника по-настоящему.
«Не бойся, мы справимся, ведь тебе дорог этот кусок мяса, ― поддержала его тварь. ― Сними с меня оковы, Пикник».
― Смотрите, кто пожаловал, ― противно заржал один из чужаков, стоявший перед Сникерсом. Это он его швырнул, догадался Пикник. ― Тоже захотелось кусочек? Так и быть, я оставлю тебе ножку этого юнца.
Пикник выскочил перед Сникерсом, заслоняя его. Он не успел спасти его родителей, но его самого как-нибудь, да спасет. Даже если сейчас его разорвут на куски эти ублюдки, разрушившие его маленький мир.
― Ты только глянь, кажется, это его дружок, сам хотел его сожрать, ― хищно оскалился тот, что сидел над телом матери Сникерса, отрывая от ее обглоданной руки очередной кусок мяса. ― Извини, малыш, но кто успел, тот и съел.
«Как будто я вам позволю», ― зло усмехнулся Пикник, отпуская тварь на волю. Дальше он все видел словно со стороны. Как бросился на первого чужака, сразу же пробивая его грудную клетку опоясанной оружием рукой, разрывая его сердце. Гуль не успел ничего понять, лишь подавился собственной кровью и упал замертво. Его дружки не сразу отреагировали на смерть товарища, они думали, что он прикалывался или разыгрывал их, но он больше не вставал. Пикник впервые убил, но ни времени, ни желания на раскаяние не было, эта тварь заслужила смерть, разрушив его мир.
Пикник бросился на того, что ближе, он сидел спиной и был легкой добычей. Гуль увернулся, и вместо сердца Пикник попал ему в плечо, получив за это коленом в правый бок. Пикник слышал, как сломались с треском его ребра, впившись отломанными осколками во внутренности, раздирая, словно клыки зверя. Боль невыносимая, из-за нее трудно дышать и двигаться, но у Пикника нет времени, чтобы корчиться на земле. Отлежаться он может потом, когда все закончится. Он старался не думать о том, чем обернется его поражение: он не только потеряет свою жизнь, но и не сможет спасти Сникерса.
«Это еще не конец, мы еще поборемся», ― подумал Пикник, тварь согласно зарычала, приглушая боль, он подскочил с места и снова бросился вперед, но его откинули назад высвобожденным оружием.
― Да он ебнутый какой-то, ― заржал последний. ― Слушай, Гук, а ты когда-нибудь ел гулей?
― Нет, но давай попробуем, ― одобрил его затею Гук.
«Или я вас», ― хищно ощерился Пикник, бросаясь вперед. Ему удалось обманным движением отвлечь Гука и напасть, отрубая ему ногу. Тот заорал, зло метясь в голову Пикнику, но тот увернулся, оружие резануло плечо. Поворот, и голова врага летит в сторону.
― Вот же сука! ― зарычал последний, нападая со спины. Пикник успел уйти от двух щупалец, но две других достают его, попадая в ногу и в бок. Пикник, отскочив, блюет кровью. Перед глазами все расплывалось, сохранять сознание становилось все тяжелее.
«Остался один, ― твердил себе Пикник. Он вспомнил беззубую улыбку Сникерса, удерживая себя в сознании, ― мне нельзя отступать. Если я сейчас сдамся, то оба здесь сдохнем».
«Только я могу его съесть», ― подтвердила тварь: все-таки они оба дорожили Сникерсом. Его монстр любил Сникерса своей странной любовью, и пока он не порывался его сожрать, все было нормально.
Пикник без сил осел на землю, снимая с лица ошметки внутренностей врага. Он чувствовал, что что-то в нем сломалось, в голове стоит ужасный шум, а перед глазами ― кровавое марево. Горло раздирала проснувшаяся жажда, раньше он никогда не доводил себя до такого состояния. Монстр требовал мяса немедленно, а соблазнительно пахнувшая свежая молодая кровь Сникерса была совсем близко. Пикник чувствовал, как у него начинает собираться слюна от предвкушения.
«Нельзя, ― ударил себя кулаком Пикник. Сознание немного прояснилось. Он осмотрелся: перекусывать родителями Сникерса ― это то же самое, что и им. Пикник посмотрел на мертвое тело гуля перед собой. Выбирать не приходилось, ведь ему надо хоть немного задушить жажду, иначе он раздерет Сникерса сам, едва его спас. Пикник скривился от этой мысли и медленно склонился над телом.
― Я буду каннибалом, поедая себе подобных, ― грустно отметил Пикник, отрывая с противным хрустом мертвую руку, еще теплую, вымазанную в крови матери Сникерса. Оторванное клыками мясо было невкусным, жестче, чем человеческое, но куда приятнее человеческой пищи. Регенерация начала понемногу затягивать его раны. Тварь внутри недовольно рычала, но была не особо против.
― Ох, блять, ― застонал тихо Сникерс сзади, приходя в себя. Пикник застыл, проглотив, не жуя, оторванный кусок: он совсем не подумал, что будет делать, когда Сникерс очнется. Пикник отложил руку и обернулся, Сникерс его не замечал, хватаясь руками за голову.
― Живой? ― спросил Пикник, поднимаясь на ноги. Не хотел он рассказывать Сникерсу о себе при таких жутких обстоятельствах, но он же все равно его узнает, хоть его склера затянута чернотой.
― Как ни странно, да, я думал, меня сожрут, ― пробормотал Сникерс и, открыв глаза, уставился на подошедшего к нему Пикника.
― Они больше тебя не тронут, ― как можно увереннее сказал ему Пикник, вытирая подранным рукавом вымазанный кровью рот. Наверное, ему не стоило этого делать, лицо Сникерса перекосил ужас, и он заорал, хватая лежащие рядом камни.
― Не подходи ко мне, монстр! ― Сникерс швырнул в него камнем, Пикник не успел отвернуться, снаряд рассек ему бровь.
«Давай съедим его, ― с обидой рычала тварь. ― Вот она, людская благодарность!»
«Заткнись!» ― рявкнул на нее Пикник. Обратился к Сникерсу: ― Успокойся, тебя никто не собирается есть.
― Убирайся! Убийца! Что вам сделали мои родители?! ― орал Сникерс, по щекам которого текли злые слезы. Он кинул второй камень, но этот Пикник поймал, отбрасывая в сторону.
«Он тебя не слышит, ― мерзко захихикала тварь, ― ты для него такой же монстр, как и другие».
«Заткнись», ― сказал Пикник второму себе. Ему надо было уходить, но он боялся бросить Сникерса в таком состоянии, совсем одного среди трупов и останков его родителей. Где-то здесь шляются еще другие чужаки, он не знал, сколько их пришло. Раз бабушка еще не пришла к нему на помощь, значит, еще сражалась.
― Я не хотел, ― горько улыбнулся Пикник. Он быстро оказался на расстоянии вытянутой руки от Сникерса и заткнул ему рот ладонью. Сникерс испугано замычал, задергался, словно уж на сковородке, попытался убрать его руку, но Пикник держал крепко, ведь сейчас нет нужды притворяться слабым ребенком. ― Успокойся, ― повторил Пикник. Боковым зрением запоздало заметил выпущенное в него оружие и не успел вовремя отдернуть руку, и эластичное лезвие отрубило ему три пальца по вторую фалангу. Пикник заорал, отскакивая от Сникерса, зажимая раненую руку.
― Идиот, целься лучше, ― грубо бросил один из следователей. Их было четверо, Пикник никогда не видел этих людей, но понял, что они следователи ― белые плащи и чемоданы. Все, как и говорила бабушка.
«Надо бежать», ― заорал инстинкт самосохранения. Ему нужно предупредить бабушку, со Сникерсом будет все хорошо, следователи не дадут его убить другим гулям. Утешив себя этой мыслью, Пикник бросился прочь, зажимая искалеченную руку. Раны, полученные в драке с гулями, не успели зажить полностью и при движении боль снова начала чувствоваться. Пикник стиснул зубы: ему нельзя останавливаться, за ним погнался один из следователей.
К бабушке Пикника привел ее запах. Людей на улицах почти не осталось, все, кто мог, уехали из разверзнувшегося Ада, кто не уехал, спрятались в убежище, построенном со времен войны.
«Пожалуйста, пусть бабушка будет жива», ― молился Пикник, учуяв запах ее крови. Он не мог определить, насколько серьезно она ранена.
Раздался человеческий крик. Пикник побежал на него, свернув к площади, увидел трупы троих чужаков, четвертый валялся у ног раненой Кролет, как и дергающейся следователь с проломленной грудной клеткой. Бабушка же левой рукой держалась за обрубок правого плеча, ее пытались окружить четверо следователей.
― Бабушка! ― заорал Пикник, бросаясь к ней на помощь.
― Не подходи! ― крикнула она ему, он застыл как вкопанный, повинуясь.
Пикник поздно увидел догоняющего его следователя, он не заметил, как бабушка оказалась рядом, она закрыла его собой, принимая удар на себя. Пикника трясло. Он видел, как лезвие прошло через ее тело, но она только стиснула зубы, схватив лезвие рукой, не давая следователю вернуть свое оружие.
― Давно не виделись, старая ведьма, ― выругался тот, кто в нее попал.
― А ты подрос, больше не пускаешь в штаны от страха, увидев меня, а, малыш Шог? ― оскалилась она, обнажив измазанные в крови зубы.
― Заткнись, тварь, сейчас от Кровавого Жнеца осталось жалкое посмешище, ― выплюнул он.
― Да ну? Проверить хочешь? ― ласково улыбнулась она, но от ее улыбки следователи, что были за спиной у ее знакомого, вздрогнули.
― Ба… ― испугано позвал ее Пикник, он видел, как по асфальту под ее ногами растекалась багряная лужа.
― Я не торгуюсь с монстрами, ― тут же отозвался на ее провокацию Шог.
― Когда я скажу, ты должен будешь бежать изо всех сил, ― Пикник сглотнул подступающий к горлу ком.
― А как же ты? Пообещай, что догонишь, ― просил невозможного Пикник, он понимал это и собственную беспомощность, было страшно.
«Прости», ― ответила она извиняющимся взглядом, быстрым движением вытащила из себя лезвие и метнулась к ранившему ее следователю. ― Беги живо! ― приказала она Пикнику, не оборачиваясь. И он побежал к ближайшему переулку, собственный пульс оглушал, будто он нырнул ко дну озера, он не разобрал, что заорал, а потом захрипел кто-то из следователей.
Пикник обернулся, лишь когда заскочил в переулок, и чуть не бросился назад, увидев, как следователи с трех сторон проткнули Клорет куинки, ее левая рука с зажатым в кулаке куском мяса лежала рядом с мертвым следователем, но она не проронила ни слова, лишь дернулась вперед и вцепилась зубами в нос Шога, с хрустом откусив его, и выплюнула.
― Встретимся в Аду, ― оскалилась она, прежде чем тот отрубил ей своим куинки голову.
― Тварь! ― булькнул кровью он, хватаясь за лицо. Если бы не тварь, перехватившая контроль над телом, Пикник бы так и остался там, в переулке, остолбенев от ужаса.
― Догнать мелкого! ― приказал кто-то из следователей.
Пикник бежал на север вглубь леса: бабушка всегда говорила в случае чего держаться этого направления ― выхода к шоссе, не разбирая дороги, его гнали страх и злость. За ним все еще бежал следователь, тот самый, который преследовал его от дома Сникерса.


 
запись создана: 30.01.2016 в 20:58

@темы: Mini Bang - 2016

Комментарии
2016-01-30 в 22:33 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:34 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:34 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:35 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:35 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:36 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:37 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:37 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:38 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-01-30 в 22:38 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
читать дальше

2016-02-14 в 15:14 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Shagero Alled, Ну что же...
1. Мы скачали и посмотрели две серии Токийского Гуля))
но только для того чтобы понять как выглядит "коготь")
стало все более менее ясно))
2. Про кофе - тоже стало ясно!!

А в общем и целом - по началу мне казалось что я не смогу это читать тт
Но что-то удерживало. А потом эти "мясные" сцены - отлииично!
в метро было ощущение того что меня просто сейчас вывернет...
А потом стало аж до дрожи интересно...особенно шикарной получилась сцена когда Пикник и Сникерс тусили дома - когда был ужин.
И самое главное...вся история пропитанная чувствами, мыслями Пикника - иногда очень хотелось чтобы это был чистый POV
но ничего...
и Сникерс такой...моментами смешной и наивный...а потом...в финале - становится опять страшно.
и понимаешь что кто-то один должен уйти. сделать выбор.

Спасибо!
Нас захватило...
Гуля даже может быть досмотрим))


а что насчет проды?

2016-02-15 в 08:18 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
cybertono, Спасибо *__* ))) не думала, что его кто-то прочитает хД
1. Даа, тяжело понять что такое "коготь" и из чего он состоит, если с каноном гуля не знаком.)

в метро было ощущение того что меня просто сейчас вывернет...
Оу, сорри, не думала что настолько все плохо оО

и понимаешь что кто-то один должен уйти. сделать выбор.
в этой АУ изначально не могло быть ничего хорошего между хищником и добычей тТ только если бы Сникерс никогда не узнал о тайне Пикника.

Манга интересней сериала, если будет время и желание почитайте) канон занятный)

Насчет проды, точно будет миник АУ к АУ раз он уже написан, возможно когда-нибудь будет что-нибудь от лица Сника, но для него все закончится плохо.

Спасибо вам за отзыв :sunny:

2016-02-16 в 18:15 

Shagero Alled, не думала, что его кто-то прочитает хД
Почему же?

если с каноном гуля не знаком
Надо было писать сноску: с важными деталями по сюжету)

Оу, сорри, не думала что настолько все плохо оО
да не то чтобы плохо)
Мне кажется что это наоборот - хорошо! значит так хорошо написано...что меня аж...буэээ!

в этой АУ изначально не могло быть ничего хорошего между хищником и добычей
Нууу....это вопрос спорный!! На самом деле все зависит от автора! Всегда можно найти обоснуй для той или иной ситуации!!)

но для него все закончится плохо.
Ух! с одной стороны это хорошо - тайны, интриги, расследования...
С другой стороны - это плохо тт
потому что уж хочется чтобы был красивый конец)
Как говорится..."взять да отмотать бы время вспять" (с)

URL
2016-02-16 в 18:21 

Shagero Alled, не думала, что его кто-то прочитает хД
Почему же?

если с каноном гуля не знаком
Надо было писать сноску: с важными деталями по сюжету)

Оу, сорри, не думала что настолько все плохо оО
да не то чтобы плохо)
Мне кажется что это наоборот - хорошо! значит так хорошо написано...что меня аж...буэээ!

в этой АУ изначально не могло быть ничего хорошего между хищником и добычей
Нууу....это вопрос спорный!! На самом деле все зависит от автора! Всегда можно найти обоснуй для той или иной ситуации!!)

но для него все закончится плохо.
Ух! с одной стороны это хорошо - тайны, интриги, расследования...
С другой стороны - это плохо тт
потому что уж хочется чтобы был красивый конец)
Как говорится..."взять да отмотать бы время вспять" (с)

URL
2016-02-16 в 18:21 

cybertono
Lonely nights we can fly...
О_ой!
почему-то добавилось от гостя)
извини!

2016-02-17 в 20:25 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
cybertono, почему-то добавилось от гостя)
бывает) я поняла что это ты))

Почему же?
Мне он не нравится и кажется скучным и не интересным, читать дальше

Надо было писать сноску: с важными деталями по сюжету)
Думаешь полная формулировка была бы понятна? хД коготь

Мне кажется что это наоборот - хорошо! значит так хорошо написано...что меня аж...буэээ!
Тогда спасибо хД всегда было тяжело прописать высокий рейтинг)

Нууу....это вопрос спорный!! На самом деле все зависит от автора! Всегда можно найти обоснуй для той или иной ситуации!!)
Согласна, но в сложившейся ситуации это меньшее из зол... можно было все свести к "они жили недолго и несчастливо, и умерли в один день".

Ух! с одной стороны это хорошо - тайны, интриги, расследования...
Могу сказать, что он будет жив, но определенно предпочел бы умереть чем жить дальше.
Может к тому моменту, когда снова сяду за эту АУ, появится другая идея с более позитивным концом хз.

2016-02-17 в 21:19 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Shagero Alled, На самом деле я думаю что когда работаешь над каким-то текстом, ты его по любому начинаешь ненавидеть.
лично мне текст не показался скучным...
просто мы вот отметили один момент с wayama_hisashi мы ж читали вместе)... что для тебя эта тема и расстановка характеров - не нова!
да и то что мир уже кем-то придуманный.
нам было интересно...потому что мы не смотрели анимэ, не читали мангу - мы просто знали по наслышке.
так что решили почитать... (хотя читать то мы все равно начали бы... так как пиксники!!)
Но вот у меня был момент когда я хотела свернуть с пути этого текста)))
но все обошлось... и я рада что мы дочитали!))

+ я вот в какой-то момент сказала что внутренний демон Пикника это Пикеж...) и мяЗко любит...и вообще)
такой гаденький...желающий рассправы и самое главное еды!!!

2016-02-18 в 02:31 

wayama_hisashi
Don't let the bastards get you down! (с)
Shagero Alled,
Спасибо вам за историю. Мне нравятся фантастические сюжеты, когда герои по разные стороны баррикад, вроде бы враги, но в то же самое время и друзья. И непонятно, где граница между ними, очень хочется, чтобы её не было на самом деле, но без неё было бы гораздо скучнее)
И мне отчего-то кажется, что у Пикника и Сникерса всё может получиться во всех смыслах. Они просто нагнетают. Надо быть проще)) Нет, конечно, тяжело постоянно находится рядом с любимой едой, да ещё и будучи постоянно голодным, но мне показалось, что Пикник отлично держит себя в руках! Я в него верю! Не говорите, что их отношения невозможны, непременно нужно что-то придумать!

Жалко только, что вы саму суть гулей мало описали, ибо, чтобы понять некоторые моменты нам пришлось посмотреть пару серий аниме, это было не в тягость, но нам всё же пришлось сделать перерыв в чтении)

И, надеюсь, конечно, что Марс не убьёт Пикника после того, как забрал. Но я верю, что в глубине души Марс его ооочень любит)) По отечески. Или по братски)
Да.. и можно вопрос? А почему сканер, через который проходили Марс и Милка, не определил, что они гули?

И меня немного опередили с этим, но мне тоже показалось, что тварь, жившая внутри Пикника - это вечно голодный Пикёж))

2016-02-23 в 15:25 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
cybertono, wayama_hisashi, сорри, что-то проморгала ваши комментарии :facepalm3:

cybertono, Возможно, но тут скорее дело в том, что сильно разочаровалась в себе как в авторе. Сама загнала себя в топь, а теперь не могу из нее выбраться :facepalm3:
что для тебя эта тема и расстановка характеров - не нова!
это да, по-моему еще не одного пиксника не написала, чтобы у них было без тлена и страданий, обязательно вылезает все это, даже если изначально пишу милоту и флафф :facepalm3: ничего не могу с собой поделать =/
А мир Гуля подкупил человечными чудовищами)))

+ я вот в какой-то момент сказала что внутренний демон Пикника это Пикеж...)
Возможно, для дарк версии внутренний демон Пикника не такой отмороженный и повернутый хД


wayama_hisashi, Спасибо за ваш отзыв))
Могу точно сказать, что будет альтернативный конец, где у этих двоих все получится) возможно даже к концу недели допишу его)

Жалко только, что вы саму суть гулей мало описали
Мой косяк:facepalm3:, совсем выпустила из головы что мало кто знаком с миром Гуля =___=

И, надеюсь, конечно, что Марс не убьёт Пикника после того, как забрал. Но я верю, что в глубине души Марс его ооочень любит))
Не убьет) вставит по первое число, когда все раны заживут, для профилактики. Марс дорожит им в любом случае))

Да.. и можно вопрос? А почему сканер, через который проходили Марс и Милка, не определил, что они гули?
Можно) Потому что Марс полугуль, был рожден от гуля и человека) уровень РС-клеток в его организме выше чем у человека и ниже чем у чистокровных гулей, а Милка человек, на нее так же сканер не среагирует) В фирме Марса работают не только гули, но и обычные люди) Кажется я забыла уточнить этот момент в тексте :facepalm3:

И меня немного опередили с этим, но мне тоже показалось, что тварь, жившая внутри Пикника - это вечно голодный Пикёж))
Вполне хД

2016-02-23 в 22:41 

wayama_hisashi
Don't let the bastards get you down! (с)
Shagero Alled,
будет альтернативный конец, где у этих двоих все получится
это так здорово. тогда я буду ждать. так хочется чего-то позитивного)

совсем выпустила из головы что мало кто знаком с миром Гуля
напротив! Когда я поговорила с некоторыми своими знакомыми, оказалось, что много кто знает о гулях)) просто это я, наверное, отстала немножко)

всё-таки Марс немного или очень садист. Сначала спасает, заживляет раны, потом избивает, выбрасывает на поле боя и снова спасает, опять лечит, и калечит в наказание.
какие-то у него не разнообразные увлечения)

но люди ведь знают всё равно с кем работают? или вслепую? то, что гули про людей знают, я даже не сомневаюсь, хотя бы даже по запаху))))

Вполне хД
должно же быть у твари какое-то лицо)) почему бы и не ежиное))

2016-02-24 в 13:55 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
wayama_hisashi, в любом случае там будет ХЭ))

Когда я поговорила с некоторыми своими знакомыми, оказалось, что много кто знает о гулях)) просто это я, наверное, отстала немножко)
У Гуля канон на любителя, кмк, не всем заходит)

всё-таки Марс немного или очень садист.
в качестве воспитания хД как еще вбить придурку быть осторожным и беречь себя, если слов не понимает? может хоть через боль запомнит
но люди ведь знают всё равно с кем работают? или вслепую?
те кто ближе к верхушке знает) это что-то типа гарантии, в случае чего от чужаков их смогут спасти свои) гули конечно знают, что с людьми работают)

должно же быть у твари какое-то лицо)) почему бы и не ежиное))
действительно)) почему ему не быть таковым))

2016-03-08 в 14:19 

Tora Tallium
«My kokoro is brokoro»
У меня всегда было плохо с отзывами, так что за сумбурность сразу сорри (х
Сначала ложка дегтя небольшая - кое-где по тексту скакало время, где-то за ошибки глаз всё равно цеплялся, но в общем и целом подача сюжета мне понравилась, как и подробное описание эмоций Пикника.
Очень логично, хотя и грустно всё закончилось, да и на правильном, достаточно открытом месте - оптимисты могут всё-таки представить себе, что Пикник и Сникерс выберутся из психологической ловушки, в которой оказались, а остальные решат, кто из них сломается первым, если не сможет отпустить прошлое до конца.
Да и мир меня всё-таки заинтересовал, хотя долго принципиально почему-то не хотела смотреть аниме (х
Так что спасибо за текст, почитать было интересно, необычный взгляд на пиксников, как мне кажется))

2016-03-10 в 16:53 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)
Tora Tallium, как будто у меня с ними хорошо хД и сорри что сразу не отозвалась =/
Спасибо тебе за отзыв))) даже не думала что ты будешь его читать)
Про ложку поняла) если будет не лень и время пройдусь по тексту))
Выбор не большой был или убить кого-нить из них, или открытый конец оставить, раз уж не вышло со счастливым концом) да и с продой проще, не будет тотального АУ к АУ)
И рада, что тебя заинтересовал мир гуля, он хоть и специфический, но классный =З
Спасибо =З

2016-03-17 в 18:25 

Завидный рогалик
Наймёшь паршивых охранников — Хоук их убьёт. Наймёшь хороших — Хоук их убьёт.
Ах! Просто потрясающий рассказ, спасибо!

2016-03-17 в 19:21 

Shagero Alled
Согласись и сделай по-своему.)

   

Assorti Mini Bang

главная