Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:59 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
На 180 градусов

Автор: Рина Ли
Иллюстратор: Hismuth
Бета: Emberstone
Размер: 13,5 тыс. слов
Пейринг/Персонажи: Марс|Рафаэлло, Пикник, Сникерс, упоминается семейство Вальрона
Категория: преслэш
Жанр: экшн
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: однажды Марс подбирает на светофоре раненого незнакомца, который умоляет его помочь.
Предупреждение: мат, одна сцена жестокости.
Ссылка на скачивание: текст, арт 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

изображение

Марс побарабанил пальцами по рулю и, вздохнув, потянулся за сигаретами. В пачке оставалось еще три, еще полпачки — дома. Он закурил, бесцельно глядя по сторонам. После обеда зарядил дождь, и снег, оставшийся после недавней февральской метели, размок и разлился по дороге.
Вся улица стояла. Властям давно нужно было построить здесь еще один подземный переход: каждый раз на этом светофоре невозможно было проехать вечером или утром. Светофор загорелся зеленым, пропустив еще одну партию машин, и вновь стал красным за одну машину до Марса. Он вяло выругался себе под нос и принялся отбивать пальцем секунды на руле — раз, два, три. Светофор горел шестьдесят.
На сорок седьмой секунде дверь распахнулась. Не успел он сказать, что больше не берет пассажиров, как дверь закрылась.
— Умоляю, помогите мне, — рухнувший на сиденье тип вскинул голову, не отрывая руки от левого плеча. На темной рубашке ярким пятном расплывалась кровь. — Я заплачу двойную цену. Пожалуйста.
Он сжал пальцы на своем плече и поморщился от боли. Он был альбиносом, невысоким и очень бледным: то ли от потери крови, то ли кожу выбеливали уличные фонари. Кудрявые светлые волосы испачкались в крови, а глаза с красными радужками смотрели устало, но с затаенной надеждой.

изображение

Около секунды в Марсе боролись нежелание связываться с чужими проблемами и неуместная жалость. Отказать такому взгляду было трудно: второе победило.
Марс медленно кивнул. Светофор снисходительно мигнул зеленым, и машина ринулась вперед.
Незваный пассажир со вздохом облегчения откинулся на спинку сиденья.
«Испачкает чехлы», — недовольно подумал Марс. Придется или отчищать кровь, или что-то выдумывать при сдаче машины.
Едва ли существовала вещь, которую он ненавидел больше, чем оправдания.
— Куда? — сквозь зубы спросил он, искоса поглядывая на пассажира. Тот вызывал все меньше доверия, и Марс с трудом подавил порыв вышвырнуть его. Он уже жалел о том, что согласился на эту глупость.
— Мне нужно оторваться от тех двух машин, — альбинос выпрямился и указал в зеркало заднего вида на две темные «ауди». — И, к-кажется, доехать до больницы.
Он с сожалением осмотрел свое плечо. Весь рукав и воротник уже поблескивали от впитавшейся крови.
— Вон аптечка, — буркнул Марс и перевел взгляд на дорогу. От вновь всплывшей идеи остановиться и открыть дверь его заставила отказаться только мысль о деньгах.
Ехать быстро в сплошном потоке машин было трудно. Он перестроился на ряд левее; обогнав пару машин, еще раз сдвинулся. Обе «ауди» держались за ними хвостом, и Марс добавил газу.
Боковым зрением он заметил, как альбинос благодарно кивнул и стал рыться в аптечке. Он расстегнул рубашку и, выдернув левую руку из рукава, прошелся по краям раны салфеткой с антисептиком.
Марс резко дернул руль, влетая на освободившееся место в соседнем ряду, и вслед ему тут же раздались громкие гудки. Выровняв машину, он вновь невольно скосил взгляд на пассажира. Тот перевязывал плечо неловкими, дергаными движениями, то и дело вздрагивая от боли. Аккуратно закрепив бинт, он вытащил из пачки влажную салфетку и вытер лицо и руки; так же аккуратно сложил ее и отправил в карман.
Марс хмыкнул. Еще ни разу ему не попадались такие педантичные бандиты.
Закончив с перевязкой, альбинос снова выпрямился и посмотрел в окно.
— Боюсь, они нас догоняют, — констатировал он, переводя взгляд с дороги на Марса и обратно. — Вы позволите мне рискнуть?
Он немного смущенно улыбнулся и положил ладонь на свою кобуру.
— Попадешь не в ту машину — полетишь отсюда на трассу, — спокойно предупредил Марс и, слегка сбавив скорость, открыл окно с пассажирской стороны.
— Я хорошо стреляю, поверьте, — альбинос еще раз быстро улыбнулся и, высунувшись из окна, выстрелил несколько раз.
Марс пододвинул к себе зеркало заднего вида: тот не соврал. Пули попали точно в шину одной из машин; следующая — в лобовое стекло, а другая — под капот. Марс вильнул в сторону, уходя от пуль преследователей, и снова поменял ряд. Он прибавил скорости: они приближались к повороту. Альбинос еще стрелял, когда Марс резко свернул налево. Сразу же за ним светофор мигнул красным, и обе «ауди» вынужденно затормозили за другими машинами. Марс представил, что чувствуют водители, и не удержался от усмешки. Быстро, пока была возможность, он съехал с главной дороги, а затем — свернул еще пару раз.
Альбинос облегченно вздохнул и с усталым видом прикрыл глаза.
— Вы очень хорошо водите, — не открывая глаз, сообщил он. Он говорил очень тихо и устало, но с теми же вежливо-доброжелательными интонациями. — И у вас прекрасные реакции. Вас ведь не задели?
Он приподнял голову и снова взглянул в боковое зеркало. Марс молча покачал головой.
— Довезете меня до больницы? — голос звучал неуверенно, словно он не отдавал распоряжение, а просил об одолжении. — Пожалуйста?
Марс кивнул, и альбинос, вновь благодарно улыбнувшись, назвал адрес. Он отвернулся к окну и несколько минут сидел без движения. Марс уже решил, что тот задремал, но вдруг он дернулся и стал лихорадочно шарить по карманам, будто вспомнив что-то.
Спустя пару мгновений он издал разочарованный вздох, и Марс снова покосился на него.
— Я знаю, что вы рады бы меня застрелить, — он виновато качнул головой и продемонстрировал разбитый телефон с мертвым черным экраном. — Но если бы вы согласились дать мне телефон для одного сообщения, я был бы вам безгранично благодарен. Я заплачу за все.
— Не надо, — буркнул Марс. Не отрывая взгляда от дороги, он нырнул одной рукой в карман и кинул на колени альбиносу свой телефон.
— Спасибо! — альбинос мгновенно просиял от радости. — Я и надеяться не мог, что мне так повезет с водителем, — он склонился над телефоном и принялся быстро набирать какой-то текст. Он не солгал и действительно написал только одно сообщение: через полминуты он вышел из мессенджера и протянул Марсу телефон. — Спасибо еще раз. Мне просто не хотелось бы, чтобы мои друзья считали меня мертвым.
Он неопределенно повел рукой, и Марс пожал плечами. Ему было плевать и на этого альбиноса, и на его друзей, но по какой-то причине он не стал просить не отвлекать его от дороги, как всех своих пассажиров.
— Вы, наверное, думаете, что меня нужно сдать полиции? — альбинос неловко поерзал на кресле, словно ему резко стало неудобно сидеть. — Я знаю, какое у вас сложилось впечатление, но…
— Послушай, — Марс еще раз свернул и покосился на пассажира. — Мне насрать, кто ты, в кого стрелял и кто стрелял в тебя. Я довезу тебя до больницы, высажу и забуду навсегда. Поэтому заткнись и не отвлекай меня от дороги.
— Простите, — альбинос сник. — Больше не буду.
Он вновь отвернулся к окну и замолчал. На душе отчего-то вдруг стало дерьмово, и Марс прибавил скорости. Распрощаться со странным бандитом хотелось как можно быстрее.
Спустя несколько минут они подъехали к больнице.
— Добрались, — Марс припарковался и выжидающе взглянул на альбиноса. Счетчик показывал тридцать шесть долларов.
— Еще раз огромное вам спасибо, сэр, — тот в очередной раз искренне улыбнулся и, вытащив бумажник, протянул Марсу стодолларовую купюру. — Вы спасли мою жизнь, и я вам бесконечно благодарен. Нет-нет, — он жестом продемонстрировал, что сдачу брать не намерен.
Марс молча пожал плечами и сунул купюру в карман.
— Я только… — альбинос уже открыл дверь, но выходить не спешил. Он мялся, словно хотел сказать что-то важное, но забыл слова. — Я хотел узнать ваше имя. Если вы не очень против.
Он запнулся и опустил взгляд. Марс коротко усмехнулся. Настоящие бандиты в этом городе перевелись.
— Марс, — сообщил он. Альбинос сразу же обрадованно вскинул голову. — Теперь все?
— Если вам интересно, меня зовут Рафаэлло, — он вновь положил ладонь на ручку двери. — Буду очень рад, если мы с вами еще когда-то встретимся, Марс. Счастливо!
Марс тихо хмыкнул, наблюдая, как он выскользнул из машины и нетвердым шагом направился к дверям больницы. Мелькнула запоздалая мысль, что можно было бы поддержать его, но Марс тут же отмел ее: пора было возвращать машину.
Сегодня он больше не намеревался брать никаких странных пассажиров.

Когда в дверь позвонили, сперва Марс не поверил. Пару секунд он посидел, прислушиваясь, но звонок повторился, вежливый и настойчивый.
Гости к нему не ходили, а немногочисленные приятели предупреждали о своем прибытии.
Внутри закопошились подозрения. Марс неспешно встал с дивана и подошел к столу; спокойно выдвинул нижний ящик. Заткнув вытянутый пистолет за пояс, он направился в прихожую.
После того происшествия со странным бандитом — покопавшись в памяти, Марс припомнил его имя, Рафаэлло — прошло два дня, но у мафии всегда были запоздалые реакции.
Звонок в очередной раз повторился. Если бы его хотели пристрелить, они бы не стали тратить время. Значит, цель визита была другой, и Марс бесшумно подошел к входной двери. Не включая свет, он склонился к глазку — и удивленно приподнял брови.
Там стоял тот самый незадачливый бандит-альбинос.
Помедлив, Марс провернул ключ в замке и потянул на себя дверь.
— Мистер Форрест! — Рафаэлло просиял радостной улыбкой и ловко всунул ногу между косяком и дверью, не позволяя ее захлопнуть тут же. От его дружелюбия у Марса сводило зубы. — Невероятно рад, что вы все-таки открыли!
Одной рукой он придерживал дверь со своей стороны, а второй бурно жестикулировал. Неожиданно выстрелить у него не было возможности.
— В чем дело? — кратко спросил Марс. Впускать его в квартиру или хотя бы открывать дверь шире он не собирался, и улыбка Рафаэлло слегка потускнела. — И откуда ты знаешь мою фамилию и адрес?
— Я немного разузнал о вас на вашей работе, простите, — извиняющимся тоном произнес Рафаэлло. Марс с трудом подавил желание резко хлопнуть дверью по его ноге. Шпионов он не выносил еще больше, чем подозрительных дружелюбных бандитов. — Вы впустите меня? Немного неудобно так разговаривать.
Он повел рукой, не убирая ногу с прохода.
— Не впущу, — отрезал Марс. — В чем дело?
Ситуация начинала раздражать. Другого он выпихнул бы еще до того, как узнал причину визита, но за этим могли нагрянуть его «друзья». Проблем Марсу хватало и без очередных дыр от пуль в стенах.
— Я забыл кое-что у вас в машине в прошлый раз, — вздохнув, сдался Рафаэлло. Он уже прекратил улыбаться и стал похож на нормального человека. — Фиолетовая флешка, наверное, закатилась куда-то под сиденье. Вы ее, случайно, не находили?
Он посмотрел на него с такой же надеждой, как при их первой встрече.
Марс прищурился. Флешку он нашел вчера, когда искал под сиденьем упавшую зажигалку. Еще вчера он собирался отнести ее в бюро утерянных вещей на работе, но не успел, и флешка так и осталась валяться где-то в кармане брюк.
— Там что-то важное? — осведомился он.
Рафаэлло сразу же закивал.
— Там те файлы, из-за которых я… из-за которых мне тогда пришлось обратиться к вам за помощью, — сбивчиво закончил он. — Пожалуйста, мистер Форрест, верните ее. Я заплачу.
Марс окинул его задумчивым взглядом. Можно было или впустить его и сходить в комнату за флешкой, или оставить дожидаться на лестничной клетке. Еще можно было бы сказать, что он ничего не находил, хотя тогда — в этом Марс не сомневался — ему бы все-таки пришлось иметь дело с «друзьями» Рафаэлло. Впускать его в свою квартиру не хотелось, но торчащий под дверью подозрительный тип обязательно вызвал бы множество вопросов у соседей.
— Я отдам вам оружие, если вы меня впустите, — словно прочитав его мысли, предложил Рафаэлло. — А в рукопашном бою я вряд ли смогу дать вам серьезный отпор, — он неубедительно вздохнул.
Марс хмыкнул. Рафаэлло словно делал все, чтобы расположить его к себе, и Марс осознавал это, но сопротивляться было трудно.
Вместо ответа он молча распахнул дверь шире и протянул руку. Рафаэлло безропотно расстегнул куртку, а затем — застежки двойной кобуры. Через пару секунд две одинаковые «беретты» были в руках у Марса. Задумчиво взвесив их на ладонях, он посторонился и кивнул в сторону гостиной.
— Тронешь что-то — пристрелю, — будничным тоном пообещал он и, небрежно бросив пистолеты на полку в прихожей, направился в свою комнату.
Боковым зрением он видел, как Рафаэлло послушно последовал в гостиную, не предприняв попытки повернуться к своему оружию. Чужие люди в квартире выглядели до странного непривычно.
Флешка нашлась почти сразу, в кармане джинсов. Марс рассеянно повертел ее в руках. Тогда ему даже не пришло в голову проверить ее содержимое — чужие тайны его не интересовали, — а сейчас стало любопытно, ради чего такой странный бандит мог рисковать жизнью. У него было достаточно времени, чтобы узнать это, но он не стал. Подбросив ее в ладони, Марс вышел из спальни.
Рафаэлло обнаружился на диване в гостиной. Он чинно сидел, выпрямив спину и сложив руки на коленях, среди пустых пачек из-под чипсов и банок из-под пива. Увидев свою флешку, он тут же вскочил на ноги и ринулся к Марсу.
— Вы нашли ее! — восторг в ее глазах был ощутим почти физически. — Господи, мистер Форрест, я вам так благодарен! Сколько я вам должен?
Он отошел на полшага, продолжая улыбаться своей слишком открытой и честной улыбкой. Марс никогда не верил таким.
— Нисколько, — он вновь подкинул флешку в руке. Было видно, насколько Рафаэлло хочет ее забрать, но тот продолжал стоять смирно. — Сядь. Ответишь мне на пару вопросов, и отдам.
Рафаэлло резко скис. Глубоко вздохнув, он опустился обратно на диван.
— Конечно, мистер Форрест, — неестественно веселым тоном согласился он. — Но я не могу обещать вам, что отвечу на все. Простите.
— Не сможешь — так и скажешь, — Марс пожал плечами и сел на стул напротив него. Невольно возникала ассоциация с допросом, и бледное и серьезное лицо Рафаэлло подтверждало эти мысли. — На кого ты работаешь?
— Не могу сказать, мистер Форрест, — Рафаэлло покачал головой. Когда он не улыбался, то легче было принять его за типа из преступной шайки. Будто спохватившись, он поспешно добавил: — Но поверьте, вам ничего не грозит! Мой босс — чрезвычайно благородный человек, и он никогда не станет вмешивать штатских в наши дела, даю вам слово.
Марс скривился.
— Ублюдков везде хватает, — буркнул он.
Он еще не настолько выжил из ума, чтобы верить россказням о благородных людях в мафиозных бандах.
— Что вы знаете обо мне? — он понаблюдал за тем, как в глазах у Рафаэлло мелькнула странная обида.
— Ровным счетом ничего, — он с равнодушным видом пожал плечами и отвернулся.
Марс невольно пожалел о сказанном: теперь на контакт он шел гораздо хуже.
— Зачем я вам? — раздраженно спросил он. — Почему ко мне пришел ты, а не кто-то из ваших шестерок?
— Мистер Форрест, мне нужно было просто забрать свою флешку, — Рафаэлло поднял на него взгляд. — Пришел за ней я, потому что это была моя ошибка, и я не имел права посылать кого-то другого. Кроме того, вы бы впустили кого-то еще в дом?
Он коротко усмехнулся и снова стал выглядеть веселее.
— Не впустил бы, — согласился Марс. Ответ звучал убедительно, но но доверять этому типу было опасно. — Последний вопрос. Ты или кто-то другой из вашей банды собираетесь еще раз появляться тут или как-то иначе лезть в мою жизнь?
— Что? — Рафаэлло словно бы растерялся от этого вопроса и слишком торопливо поправился: — Нет, конечно нет, мистер Форрест. Что вы. Ничего подобного.
Он покивал, подтверждая свои слова, и Марс подумал, что не верит ему ни на грош.
— На, — он кинул флешку, и Рафаэлло ловко поймал ее одной рукой. — Я запомнил. А теперь проваливай.
— Большое спасибо, мистер Форрест! — Рафаэлло вскочил с дивана и сделал странное движение вперед, словно собирался обнять Марса, но вовремя остановился. — Обещаю, мы больше вас не потревожим.
Марс пожал плечами и демонстративно глянул на часы. Рафаэлло, уяснив намек, быстро вышел из комнаты. Марс секунду смотрел ему вслед, а затем зашагал за ним.
Рафаэлло стоял у двери и укладывал свои пистолеты в кобуру.
— Вы живете один, мистер Форрест? — вдруг спросил он, повернувшись к нему. В глазах у него читался искренний интерес. Когда Марс машинально кивнул, его взгляд вновь повеселел. — Не одиноко вам? Не хотели бы завести домашнее животное, или… вроде того?
Он неясно повертел рукой.
— У меня раньше была черепашка, — отчего-то сказал Марс. Он об этом почти забыл и не собирался рассказывать какому-то постороннему бандиту, но Рафаэлло умудрялся одним своим видом вызывать на откровенность.
— О, — Рафаэлло улыбнулся. Обида окончательно пропала из его глаз: выглядело это так, словно наличие домашнего животного могло отпустить человеку любые грехи. — И где же она теперь?
Он спрашивал так участливо, словно его всерьез интересовала судьба незнакомой черепашки.
— Задавала слишком много вопросов, — отрезал Марс. Разговаривать о черепашках он не нанимался. — Проваливай.
Рафаэлло, вопреки ожиданиям, не обиделся.
— Всего хорошего, мистер Форрест, — пожелал он и посторонился, позволяя Марсу открыть дверь. — Я был очень рад снова с вами повидаться.
Он махнул ему рукой и, выскользнув из квартиры, поспешно сбежал по ступенькам. Марс дождался, пока он дойдет до конца пролета, а затем захлопнул дверь и закрыл ее на ключ.
Все это выглядело так, словно прошлое решило вернуться к нему под видом чересчур улыбчивого бандита-альбиноса.
И от него невозможно было закрыться никакими замками.

За неделю погода успела поменяться бесчисленное количество раз. Март, дождливый, слякотный и мокрый, ко вторнику превратился в январь, и температура за ночь упала на десять градусов. Талый снег подмерз, езда стала смертельным развлечением, и три дня Марс вставал на работу с мыслью — скорее бы оттепель. К пятнице выпал снег, а температура днем снова поднялась. Теперь кругом опять стояла грязь и сырость, и едкая жидкая дрянь лезла в ботинки, сыпалась с неба и будто проникала внутрь.
Марс неохотно посмотрел вверх — та же мерзость продолжала сыпаться с неба даже сейчас. От стоянки до дома оставалось пройти метров сто, но на улице в такую погоду не хотелось задерживаться даже на несколько минут. Он ускорил шаг: вход в подъезд уже маячил впереди.
Вдруг из соседнего переулка раздался выстрел. Марс резко развернулся — рефлексы оказались выше сознания. Пистолет по старой привычке был заткнут за пояс, в кармане лежал нож. Выстрел повторился, а затем послышались крики.
Любой нормальный человек на его месте бы ускорил шаг и поспешил добежать до дома, но в последнее время Марс всерьез сомневался в своей нормальности.
Он быстро добрался до поворота и, прислонившись к стене, заглянул за угол. Там их было четверо или пятеро, и двое уже валялись на земле. Марс спешно вытянул из-за пояса пистолет и, прищурившись, снова вгляделся в темноту. Брови против воли поползли вверх.
Двое держали за обе руки его незадачливого знакомого бандита, а третий бил его короткими сильными движениями.
Дальше Марс не задумывался.
Старые навыки никуда не делись, а противники не ждали нападения. В бьющего он выстрелил еще из-за угла, и тот, пошатнувшись, рухнул на землю. Подтаявший грязно-серый снег покраснел от крови. Оставшиеся на ногах двое мгновенно встрепенулись, и кто-то из них выстрелил, но Марс успел уклониться. Противники рванули к нему, и Марс, позволив одному зайти за спину, выбил у второго пистолет из рук. Резко развернувшись, он коленом пнул первого, и его пистолет тоже рухнул в грязный снег. В отместку он с силой ударил Марса в нос; хруст переносицы отозвался резкой болью. Кровь полилась в рот, и Марс, резко выпрямив согнутую руку, сумел отбросить первого в сторону. Он тут же попытался дотянуться до своего пистолета, но Марс успел вовремя пнуть его еще раз ногой. Про Рафаэлло — его имя снова всплыло в памяти — они словно позабыли и, как оказалось, зря.
Марс обернулся — Рафаэлло, весь красный от крови, лежал на снегу, опираясь на локоть, а второй рукой держал пистолет. Второй из нападавших валялся за спиной Марса, а из простреленной головы текла кровь. Марс коротко усмехнулся и, утерев кровь с подбородка, шагнул к первому — тот был жив. Вздернув его за рукав куртки на ноги, он пнул его в живот и прижал за горло к стене.
— Какого хера вы тут забыли? — поинтересовался он. Голос звучал хрипло и невнятно, и рычащие нотки прорвались в него сами, но говорить спокойнее после драки Марс не умел.
Тип попытался вырваться, и Марс еще раз с силой пнул его в живот. Он резко обмяк и отозвался:
— Не твое дело, — из разбитого рта стекала кровь. — Какого хера… — он закашлялся, — ты вмешиваешься?
— Я Бэтмен, — сообщил Марс и, подумав пару секунд, с силой приложил его головой о кирпичную стену. Тот свалился на землю, и Марс отступил на полшага и обернулся.
Рафаэлло лежал на снегу в той же позе, не выпуская из рук пистолет, и слабо улыбался.
— Вы и правда настоящий супергерой, мистер Форрест, — пробормотал он и попытался приподняться, но тут же рухнул обратно. — Всегда оказываетесь в нужном… месте.
В этот раз он был еще белее, чем тогда, а голос звучал так нетвердо и тихо, словно он уже собрался отходить в мир иной. Марс покачал головой и, вновь смахнув кровь с носа, подошел к нему, подобрав по пути валяющийся пистолет.
— Кто это был? — он помог Рафаэлло встать — тот отозвался болезненным стоном и шипением — и закинул его руку себе на плечо.
Судя по виду, у него по меньшей мере были сломаны нога и несколько ребер.
— Старые… знакомые, мистер Форрест, — тяжело дыша, откликнулся Рафаэлло. — Мне… неловко вас просить, но если бы вы могли…
— Снова отволочь тебя в больницу? — Марс с сомнением оглядел многочисленные кровоподтеки и сквозную рану от пули в бедре. — Ты кончишься по пути. А меня посадят.
— Тогда вам остается только бросить меня тут, — Рафаэлло вновь попытался улыбнуться. Его губы были почти белые, а щеки — разодраны в кровь. — Может, все-таки… рискнем?
— Больной, — резюмировал Марс. То, что он вновь поедет через весь город с этим окровавленным психом, было ясно с самого начала.
Ухватив его за поясницу и закинув его руку себе на плечо, он медленно направился к стоянке с машиной.
— Я вам так безумно благодарен, мистер Форрест, — проникновенно шепнул Рафаэлло, и Марсу захотелось врезать ему еще раз, чтобы потерял сознание и молчал всю дорогу.
Как выяснилось, делать этого ему не пришлось. Рафаэлло улыбался еще несколько мгновений, а затем его глаза закрылись и волочь его резко стало тяжелее.
Марс, вздохнув, остановился. Это все больше походило на больной триллер с беспомощным режиссером, но выбора у него не было. Он машинально поправил на Рафаэлло куртку, затем поднял его на руки и двинулся вперед. Он был совсем легким, но Марс уже отвык таскать кого-то на руках.
Недовольно хмыкнув сам себе, он прибавил шагу.

Марс захлопнул за собой дверь квартиры и устало привалился к стене.
Его жизнь текла спокойно, скучно и размеренно и устраивала его целиком, пока не началось это.
Никогда нельзя помогать людям, даже если они — смазливые альбиносы со страдальческим взглядом.
«Особенно если они смазливые альбиносы со страдальческим взглядом», — мысленно поправился он и повернулся, чтобы запереть дверь.
В квартире что-то было не так. Он заметил это, как только открыл дверь своей спальни, и сразу же машинально нащупал пистолет за поясом. Все оставалось на своих местах, но выглядело иначе, словно кто-то успел тут неплохо пошарить. Марс быстро осмотрел стол, ящики и шкаф: все было на месте, но их точно открывал кто-то до него.
Та же картина была и в гостиной, и на кухне. Искали даже в банке с кофе и в забытой пачке сигарет на балконе; перерыли холодильник и комод. У него не было домашних животных и никого, кто мог бы навести в его квартире беспорядок, но сейчас в квартире не оставалось ни взломщика, ни намеков на его личность.
При мысли о домашних животных невольно вспомнился Рафаэлло, и Марс раздраженно выругался себе под нос. Все проблемы были из-за него. Теперь враги их банды — или старые недоброжелатели самого Марса — знали его место жительства, знали, где он хранит запасное оружие и патроны.
Марс подумал, что нужно позвонить ему и сказать, чтобы больше не смел лезть к его дому, но затем мелькнула мысль, что Рафаэлло сейчас наверняка на перевязке. А затем — что он не знает и знать не хочет его номер телефона.
На душе стало так погано, словно вся та жидкая грязь с неба пролилась где-то внутри. Марс медленным шагом подошел к столу, выдвинул нижний ящик.
Значок, старый и потускневший, валялся в самом дальнем углу. Марс вытянул его и, протерев рукавом, задумчиво повертел в руках. Когда-то он задержал пулю, и его списали по негодности. Марсу выдали новый, а этот валялся тут уже несколько лет, молчаливым напоминанием о прошлом.
Марс одновременно хотел и не хотел обратно. Если бы ему сейчас предложили выбор, он бы долго не смог его сделать.
Но сейчас выбор ему не предлагали. Все решили за него, а с этим Марс не собирался соглашаться.
Словно вторя его мыслям, телефон в кармане зажужжал, сигналя о сообщении. Номер был незнаком, и Марс перевел взгляд на текстовое поле.
«Если ты хочешь знать, с Рафом все в порядке, — писал ему неизвестный собеседник. — Прости, он уже двадцать раз говорил о своем бесценном мистере Форресте. Я обязан был с тобой связаться».
Возмущение немедленно вскипело в крови. Эти ублюдки не только натравили на него своих врагов, но и знали его номер телефона. Такое вторжение в личное пространство раздражало сильнее прочего.
«Ты ведь не смотрел файлы на той флешке? — еще одно сообщение дошло следом. — Иначе мне придется тебя убить, извини».
«Шутка», — зачем-то добавил он.
Марс мрачно подумал, что у его собеседника еще и дерьмовое чувство юмора.
«Кто ты?»
Написать этот текст получилось со второй попытки — пальцы подрагивали от возмущения.
«Анонимный доброжелатель, — охотно откликнулся собеседник. — Можешь называть меня Пикником. Раф передает тебе привет и умоляет тебя не злиться на него. И говорит, что безгранично тебе благодарен».
Марса снова затрясло. Еще одно сообщение пришло через несколько секунд.
«И чем ты его так зацепил? — недоумевал этот Пикник. — Он говорит о тебе, не умолкая. Скоро попрошу вколоть ему успокоительного».
«Дай ему телефон», — потребовал Марс. Разговаривать через посредников он ненавидел.
«Не дам, — разочаровал его Пикник. — Ему вредно напрягаться и ругаться со злыми таксистами».
Тут же дошло еще одно: «Ничего личного, я просто забочусь о его здоровье».
Марс заскрипел зубами. Возникло острое желание швырнуть телефон в стену, раз уж врезать этому Пикнику не было возможности.
«Кто были эти люди?» — спустя полминуты спросил он.
«Старые знакомые, — уклончиво ответил Пикник. — Раф умоляет тебя быть осторожнее и просит прощения за то, что втянул тебя во все это. Теперь они от тебя не отстанут».
«Вы блядские ублюдки, — глубоко вздохнув, сообщил Марс. — Какого хера вам от меня нужно?»
«Поговорим при личной встрече, — пообещал Пикник. — Я обязательно все расскажу, Марс».
«Я не собираюсь с тобой разговаривать», — начал вводить Марс, но отправить текст не успел.
Пикник перебил его еще одним сообщением: «Прости, я должен идти. Мне что-то передать Рафу?»
Марс посмотрел на набранный текст и, подумав, стер его.
«Скажи, что мне надоело отчищать его кровь с чехлов уже второй машины», — он усмехнулся сам себе.
«Я скажу, что ты не злишься на него», — спустя полминуты ответил Пикник.
Марс смотрел на сообщение несколько секунд, а затем вышел из мессенджера.
Спорить он почему-то не стал.

Рафаэлло открыл дверь сразу же после звонка.
— Мистер Форрест! — обрадовался он и посторонился, пропуская его внутрь. — Пикник сказал, что вы приедете, я вас так ждал! Невероятно рад встрече, проходите, прошу.
Он немного прихрамывал, и из-под рукава футболки выглядывали бинты на плече. Марс зачем-то подумал, есть ли бинты на его бедре, но поспешно отогнал эту мысль. Он молча шагнул вперед, позволяя Рафаэлло закрыть за ним дверь, вновь проверил пистолет, и только после этого осмотрел помещение.
Квартира была небольшая, но просторная, с минимумом мебели. Комната была хорошо освещена, и сам Рафаэлло сиял ярче, чем лампочки в белых плафонах.
— Я по делу, — кратко сообщил Марс и повернулся, чтобы повесить куртку.
— Вы ранены, — Рафаэлло приблизился и аккуратно коснулся разбитого виска. От этого по телу словно прошел электрический разряд. — Сейчас я обработаю, если вы не против?
— Против, — буркнул Марс. Лишние прикосновения к себе раздражали. — Само заживет.
— И все же, мистер Форрест, — Рафаэлло дотронулся до его плеча и посмотрел ему в глаза. — Так оно заживет быстрее.
Марс качнул головой, но позволил увлечь себя вглубь квартиры — здесь было все таким же просторным и минималистичным — и усадить за обеденный стол в кухне.
— Чай, кофе, виски? — поинтересовался Рафаэлло, застыв у барной стойки.
— Ничего, — отрезал Марс. Ссадина на виске побаливала, но голову нужно было оставлять ясной. — Что за херня происходит?
Рафаэлло вздохнул, но ничего не сказал. Промокнув салфетку чистой водой, он принялся смывать остатки крови с лица. Движения у него были осторожные — умелые и почти ласковые. Обработав края антисептиком, он метнул короткий взгляд на его глаза и наклеил пластырь.
— Очень долго рассказывать, мистер Форрест, — наконец произнес он и сел напротив. Он подпер подбородок сложенными руками и, растрепанный, в своей футболке на несколько размеров больше, сразу стал выглядеть младше.
— Мы не торопимся, — Марс вытащил из-за пояса пистолет и положил его перед собой.
Он не собирался стрелять, и они оба это знали, но Рафаэлло сразу натянуто улыбнулся и убрал руки. При себе у него пистолета не было, но, очевидно, он был где-то рядом.
— Я бы хотел еще раз попросить у вас прощения, — вдруг сказал он, и Марс приподнял бровь. — На вас стали нападать после того, как я побывал у вас дома. Я знал, что за мной наблюдают, но переоценил свои умения, и…
Он беспомощно развел руками и снова подпер подбородок. Руки у него были бледные, с просвечивающими венами и тонкими нитями и отметинами старых шрамов. Рукава слишком большой футболки задрались, открывая плотную перевязку на обоих плечах и ключицах.
— Зачем я им и вам? — требовательно спросил Марс, не сводя взгляда с бледной шеи.
— Это пусть лучше вам расскажет Пикник, — ушел от ответа Рафаэлло. Он торопливым жестом поправил рукава, подтянул повыше ворот, и Марс перевел взгляд на его лицо. — Он знает все и объясняет куда лучше меня.
— Кто такой Пикник? — логика подсказывала, что это явно не последний человек в их банде, а память услужливо подогнала воспоминания о «чрезвычайно благородном» боссе Рафаэлло.
— Мой босс, — Рафаэлло улыбнулся, подтвердив его опасения. Уровень неприязни к «наглому мудаку» поднялся на несколько делений. — Нам придется посетить его, возможно, даже сегодня…
Он отвел взгляд, и мгновенно стало ясно: он что-то недоговаривал. Рафаэлло был похож на человека, который патологически не способен лгать другим в глаза, и Марс в очередной раз задался вопросом, что он забыл в мафии.
— Зачем он дал мне твой адрес? — в горле пересохло, и Марс пожалел, что не согласился на предложенный виски.
Это напоминало допрос, а не беседу. Не хватало только лампы, направленной Рафаэлло в лицо, но яркое освещение и без того позволяло видеть его обеспокоенный взгляд, сжимающиеся и разжимающиеся пальцы, неловкие жесты.
— Может быть, он хотел, чтобы мы… поговорили, мистер Форрест, — после короткой паузы пробормотал Рафаэлло и снова отвел глаза. — Я… лучше вам спросить у него.
Он опять задергал рукав и воротник своей футболки.
— Вы хотите, чтобы я с вами сотрудничал, но ничего не объясняете? — Марс вздернул брови и встал. — И всерьез надеетесь, что я поведусь?
— Мистер Форрест! — Рафаэлло тут же подскочил следом и беспомощно вскинул руки. — Подождите, только не уходите, я даю слово, я все вам расскажу, просто немного позже. Сейчас не самое удачное время, мы просто…
В этот момент у него зазвонил телефон, и он вопросительно посмотрел на Марса, словно спрашивая разрешения. Он кивнул.
— Да, — Рафаэлло прижал телефон к уху и отошел на полшага. — Да, мы… у меня. Сколько их? Все по плану, в случае проблем мы едем на прежний адрес? Хорошо, я оставляю свет, и мы подождем внизу. Удачи, — он сбросил вызов и снова поднял взгляд на Марса. В его глазах что-то неуловимо поменялось: прежняя неловкость пропала, сменившись спокойной сосредоточенностью. — Мистер Форрест, нам нужно уйти. Пожалуйста, не спорьте.
Марс мысленно выругался, но говорить ничего не стал. Этого он и ждал: разговорами Рафаэлло только тянул время до звонка, чтобы Марс не ушел раньше положенного. Он засунул за пояс свой пистолет и понаблюдал за тем, как Рафаэлло быстро подошел к ближайшему ящику. Выдвинув его, он извлек оттуда обе свои «беретты», сдернул с какой-то тумбочки валяющуюся там кобуру и застегнул ее. Затем снял с вешалки светлую кожаную куртку и покосился на Марса.
— Вы идете, мистер Форрест? — осведомился он не своим, прохладным и четким голосом. — Сюда направляется восемь человек для того, чтобы взять нас живьем, а четверо моих друзей ждут нас внизу.
— Это была засада? — Марс накинул собственную куртку и вслед за Рафаэлло вышел из квартиры. Тот поспешил вниз по лестнице: этаж был восьмым, но лифт он использовать не захотел. — Вы собираетесь взять их на живца?
О том, что в роли живца выступал он, Марс предпочел не думать.
— Да, — Рафаэлло коротко улыбнулся и стал похож на себя обычного. — Вы обезвредили тех двоих, но это было не все. Среди тех, кто направляется сейчас к нам, должны быть достаточно важные люди, которые смогут нам помочь. Простите меня еще раз, мистер Форрест.
— Я бы сейчас тебе врезал, — задумчиво протянул Марс. Рафаэлло, сбегающий по ступенькам перед ним, даже не вздрогнул. — Но это был не твой план.
— Конечно, — Рафаэлло вздохнул, не оборачиваясь. — Если вас это успокоит, я был против. Я хотел сам их вывести на себя, чтобы не вмешивать вас.
— Суицидник, — буркнул Марс.
Рафаэлло тихо рассмеялся в ответ.
На первом этаже он огляделся и толкнул одну из дверей; она оказалась не заперта. Внутри стояли швабры и моющие средства, и пришлось потолкаться, прежде чем уместиться.
— Какой у вас план? — зачем-то шепотом поинтересовался Марс. Локтем Рафаэлло упирался ему в грудь, а ногой касался его бедра.
— Ребята ждут внизу снаружи, — так же шепотом откликнулся Рафаэлло. Его кудрявые волосы лезли в уши и щекотали шею. — Как только те люди зайдут в подъезд, ребята отрезают им путь сзади, мы — спереди. Захватываем того, кто нам нужен, избавляемся от остальных и везем заложника в штаб.
— А если что-то пойдет не так? — Марс нутром чуял именно такой поворот событий.
— Значит… — Рафаэлло вновь глубоко вздохнул и пошевелился. Марсу резко стало трудно дышать. — Значит, придется брать мо… транспорт и отрываться от них. Надеюсь, этого не случится, — он поднял на Марса взгляд и улыбнулся.
В темноте четко выделялись его светлые волосы и поблескивали глаза.
— Вот как, — пробормотал Марс. — Рискованно.
— Пикник замечательный человек и самый лучший босс из всех кого, можно представить… — Рафаэлло вновь завел свою шарманку, но что-то в его тоне насторожило. Он качнул головой и словно бы обиженно добавил: — Но иногда он совсем не заботится о деталях плана.
Он хотел добавить еще что-то, но в этот момент его телефон тихо зажужжал.
— Они идут, — быстро шепнул Рафаэлло и завозился, вытягивая пистолеты. Марс поспешно последовал его примеру. — Будьте готовы, мистер Форрест.
Металлическая дверь звякнула, открываясь, и в коридоре послышались голоса.
Марс мог бы поклясться, что он уже слышал их раньше.

Судя по голосам, их было далеко не восемь.
— Проверь телефон, — тихо потребовал Марс, преграждая Рафаэлло путь к выходу. — Живо. Я подержу, — он выдернул из его руки один пистолет.
Рафаэлло странно посмотрел на него, но подчинился. Говорившие болтали в просторном холле и не спешили подниматься. Рафаэлло, неловко извернувшись, вытянул из кармана телефон, открыл пришедшее сообщение, и его глаза тут же расширились. Марс заглянул на экран через его плечо.
«ВАЛМТЕ НАЗУЙ ИХ ДОХУЯ МФ НЕ ЗПРАВМСЯ!!!»
Они переглянулись.
— Они сейчас поднимутся наверх, — еле слышно прошептал Рафаэлло, почти касаясь губами его уха. — А мы уйдем.
— Они оставят кого-то дежурить, — так же тихо отозвался Марс. — Будет шумно.
— Значит, уйдем быстро, — Рафаэлло улыбнулся уголками рта и отвернулся.
Шум на лестнице постепенно затих. Марс вопросительно покосился на Рафаэлло, и тот, глубоко вздохнув, кивнул.
Они вылетели из подсобки одновременно, вытянув оружие; первую пулю Марс выпустил, почти не целясь. Дежурных на лестничной площадке было двое, и эффект неожиданности сработал удачно: они рухнули на кафельный пол, не успев ничего понять. Вверху тут же послышался шум спускающихся шагов, и Марс, рванув Рафаэлло за руку на себя, потащил его к выходу.
— Я сам умею бегать! — возмутился тот, пинком распахнув тяжелую дверь подъезда, и тут же зашипел: видимо, о раненой ноге он успел забыть.
Марс повел плечом: некогда было тратить время на пустые разговоры.
— На чем едем? — поинтересовался он, когда Рафаэлло, еще немного прихрамывая, свернул к парковке. — Чт… Ты серьезно?!
— Абсолютно, — Рафаэлло запрыгнул на белый «дукати» и быстро натянул шлем. — Марс, не тормози!
Марс рыкнул, но преследовавшие их бандиты уже появились из-за угла. Перекинув ногу через сиденье, он вцепился в металлическую деталь и одной рукой надел запасной шлем: тот был белый, в тон мотоцикла.
Рафаэлло стартовал, как многократный чемпион гонок.
— Извини! — крикнул он, огибая ряд машин и выруливая вперед.
— За что?! — в них уже стреляли, и Марс мрачно подумал, что первая пуля попадет в него.
— За то, что я не предупредил! — отозвался Рафаэлло и, немного помолчав, добавил: — И за это!
Он свернул на трассу так резко, что Марс еле успел ухватиться за него обеими руками, чтобы не упасть. Они вклинились в поток машин, сорвав около десятка недовольных криков и гудков.
Рафаэлло с его вежливостью наверняка сейчас было очень неловко.
— Не разбейся, идиот! — посоветовал Марс, наклонившись ближе к нему: в шлемах друг друга слышно было еще хуже.
— Обещать не буду, мистер Форрест! — откликнулся Рафаэлло и снова завилял между машинами.
Судя по тому, что он вернулся к «мистеру», он уже пришел в себя.
— Можешь называть меня Марс! — он обернулся: за ними по-прежнему неотступно следовал тот самый серебристый «вольво» и присоединившийся к нему черный «фольксваген». — И держи ровнее, мать твою!
— Постараюсь, Марс! — кажется, Рафаэлло улыбался. Марс в очередной раз подумал, что у этого идиота не все в порядке с головой, но это почему-то не злило.
Стрелять преследователи пока не рисковали: Рафаэлло вилял и летел с бешеной скоростью, обгоняя все машины поблизости. Неверно попавшая пуля могла бы устроить аварию и остановить все движение еще надолго.
Пространство вокруг прыгало, тряслось и мешалось яркими всплесками уличных огней: они неслись, перескакивая между машинами, пролетали перекрестки на красный свет, и гудки с окриками непрерывно звучали им вслед. Ледяной ветер проникал под шлем и расстегнутый ворот куртки, выдувал все мысли и планы из головы.

изображение

Аварии Марс ждал как чего-то неизбежного. Они мчались по запруженным улицам с такой скоростью, что спасти их могло только чудо.
В чудеса Марс не верил.
Он еще раз обернулся: машины по-прежнему неотрывно следовали за ними и понемногу сокращали дистанцию.
Вдруг откуда-то вынырнул синий мотоцикл, и Марс прищурился, вглядываясь в расцвеченную фарами и светофорами темноту. Мотоцикл вилял вокруг «фольксвагена», то обгоняя его, то следуя за ним. В него уже стреляли, но ни одна пуля не достигла цели.
Мотоциклисту повезло больше. Рафаэлло в очередной раз резко свернул, когда тот выстрелил, и Марсу пришлось повернуться вперед, чтобы не упасть. Когда он снова оглянулся, подбитый «фольксваген» встал посреди дороги, и вокруг него мгновенно образовалась пробка. Уже слышалась сирена полиции, а мотоциклист куда-то пропал.
— Это были ваши? — крикнул он, наклонившись к Рафаэлло.
— Сникерс очень рискованно себя ведет! — неодобрительно отозвался тот.
В этот момент он пролетел в нескольких сантиметрах от капота огромной фуры, но вовремя вывернул. Сделай он это на долю секунды позже, их бы размазало, но им тоже везло.
Словом «рискованно» это уже нельзя было назвать.
— Куда мы едем? — проорал Марс. Собственный голос звучал будто издалека.
— В безопасное место! — крикнул Рафаэлло и резко рванул в освободившееся пространство в соседнем ряду.
Создавалось впечатление, будто их мотоцикл меньше муравья: он умудрялся проскальзывать в самые маленькие отрезки дороги и тут же выруливать, прорываясь вперед.
За мгновение справа пронесся, сверкнув огнями, огромный гипермаркет, и Марс подумал, что лучше бы ему больше не смотреть по сторонам. Хотелось слезть с этой проклятой машины и добрести, шатаясь, куда угодно, лишь бы никогда не видеть снова этих людей и не нестись по городу в час пик на триста километров в час.
Но такого выбора сценарий не предполагал, поэтому оставалось только решать насущные проблемы.
«Вольво», расставшись с товарищем, стремительно приближался к ним в одиночку. Они все быстрее отдалялись от центра, дороги становились свободнее, а расстояние между ними и преследователями — короче. Оставалось совсем немного до того момента, как в них начали бы стрелять.
На мотоцикле от одной пули в ногу или руку все закончилось бы мгновенно.
— Мы не оторвемся, — констатировал он, дождавшись, пока Рафаэлло преодолеет очередной опасный поворот. — Нас пристрелят быстрее, чем мы это сделаем!
— И что ты предлагаешь, Марс? — осведомился тот. Он тихо ойкнул, когда чуть не врезался в фонарный столб, и сердце у Марса вздрогнуло вместе с мотоциклом.
— Там дальше туннель, — он хотел махнуть рукой, указывая направление, но вовремя вспомнил, что ненадежная хватка может стоить ему жизни. — В него, а потом бросаем байк и угоняем любую тачку!
— Нет! — возмущенно отозвался Рафаэлло. — Мы не будем…
— Будем! — перебил его Марс. — Или сдохнем!
Мотоцикл в очередной раз качнуло, и Марс с тоской подумал о том, что смерть — не самый плохой вариант.
Аргумент оказался весомым: Рафаэлло спустя пару секунд кивнул и повернул руль.
Марс запоздало вспомнил о том, что съезд к туннелю был справа, а они держались обочины левого ряда. Подозревая, что сейчас будет, он крепче вцепился в мотоцикл и вжался в Рафаэлло. Ожидания его не подвели.
Перелетев на ряд правее, Рафаэлло выкрутил руль и помчался поперек дороги.
У них было не больше трех секунд, чтобы проскочить между машинами и не превратиться в поджаренный кровавый фарш. Зачем-то повернув голову направо, Марс успел заметить панический ужас на лице водителя машины позади них, и понадеялся, что его лицо выглядит иначе.
Что-то подсказывало, что надежда ложная.
Им удалось обойтись без жертв. Рафаэлло, выкрутив руль, пристроился справа у обочины и, прибавив скорость, рванул к туннелю.
— Ты ебаный псих! — не удержавшись, крикнул Марс.
Он уже не ощущал своих ног и рук, и оставалось только два рефлекса: держаться мертвой хваткой и наклоняться в стороны вместе с поворотами мотоцикла.
— Прости, Марс! — судя по голосу, Рафаэлло действительно чувствовал себя виноватым. — Но это единственный выход!
Туннель окутал их, как толстое одеяло. Рафаэлло удалось не проскочить его и свернуть направо в последнюю секунду: в этот момент Марс уже не видел разницы между бетонной стеной и взрывом мотоцикла на трассе.
Огни на стенах слились в одну сплошную сияющую полосу, а туннель — Марс смутно помнил, что его длина была немаленькой — пронесся за несколько секунд.
Возможно, ему просто казалось, и чувство времени сбоило, а возможно, Рафаэлло нарушал все законы физики и летел быстрее звука.
— Я торможу! — заботливо предупредил он, когда туннель завершился, и вокруг стало светлее от сотен уличных огней.
Марс хотел сказать ему, что он сможет это понять, но не успел. Рафаэлло сбросил скорость и съехал на лужайку справа от дороги; мягкой посадки не получилось. Они перекувырнулись несколько раз вместе с мотоциклом и повалились на ледяную от подмерзшего дождя траву.
Единственное, чего Марсу хотелось в этот момент, — это остаться тут и лежать, и даже груз мотоцикла и Рафаэлло был умеренной платой.
Но лежать у них времени не было.
— Марс! — Рафаэлло подскочил первым и, выпрямившись, протянул ему руку. — Идем быстрее!
Он еще прихрамывал, но держался на ногах вполне твердо: видимо, привык к таким полетам.
Только природная гордость помогла Марсу отвергнуть предложенную руку и подняться самостоятельно. Его штормило, ноги по-прежнему почти не ощущались, в ушах до сих пор звенел ветер и гудки машин, а содержимое желудка рвалось наружу, но все это было не тем, что позволило бы ему демонстрировать слабость перед таким, как Рафаэлло.
Поднявшись, он кивнул и устремился за помчавшимся вперед Рафаэлло.
Какой-то водитель закончил загружать пакеты и захлопнул багажник в нескольких метрах от них. Закончив, он подошел к водительской двери, но сесть туда не успел.
— Нахуй, — на большее Марсу сейчас не хватило бы сил. Пистолетом отпихнув водителя в сторону, он уселся на водительское сиденье и провернул ключ.
Водитель оказался достаточно рассудительным и не стал сопротивляться и орать: мелко дрожа, закивал и отошел на несколько шагов.
— Я запомнил ваши номера и обязательно пришлю деньги! — бегом огибая машину, пообещал Рафаэлло. — Простите, сэр, это вопрос жизни и смерти!
Он рухнул рядом с Марсом, когда тот уже швырнул шлем на заднее сиденье и тронулся с места, и поспешно пристегнулся.
— Как тебе поездка? — Рафаэлло тоже стянул шлем и улыбнулся.
— Блядский пиздец, — кратко сообщил Марс. Это было самое мягкое из всего, что он мог сказать сейчас. — Куда едем?
Рафаэлло назвал адрес, и Марс, кивнув, глянул в зеркало заднего вида. Они успели прилично оторваться от преследователей, но «вольво» по-прежнему ехал за ними.
— Марс, они знают, на какой мы машине, — заметил Рафаэлло, когда после двух поворотов «вольво» неотступно последовал за ними. — Как они успели это увидеть?
— Тот мужик им сказал, — раздраженно отозвался Марс: оба почему-то тогда не успели об этом подумать. — Нужно было его пристрелить.
— Нужно было сказать, чтобы он уходил, — неодобрительно фыркнул Рафаэлло, и оба замолчали.
Мысль в голове вертелась одна: на машине у них был выше шанс выжить, но ниже — оторваться. Вокруг становилось темнее, было меньше машин, меньше возможных жертв, меньше свидетелей.
Меньше метров между ними и «вольво».
Словно в подтверждение, мимо бокового зеркала просвистела пуля, а еще одна разбила стекло сзади. Марс глубоко вздохнул и прибавил скорость.
Безумная идея пришла в голову, когда где-то вдали мелькнули огни набережной. Он обдумывал ее секунды три, а затем решительно повернул налево.
— Марс, нам не… — тут же встрял Рафаэлло, но Марс жестом предложил ему помолчать. Он покорно затих.
— Я знаю, как нам уйти, — неспешно произнес он, выруливая поближе к реке.
Он знал этот чертов город до последней детали и знал, где они смогут оторваться по-настоящему. Он подозревал, что Рафаэлло этот план не понравится, но он и сам был от него не в восторге.
В конце концов, он должен был отомстить ему за эту идею поездки на мотоцикле.
— Ты собираешься спустить нас с моста? — панический ужас в голосе Рафаэлло был непритворный. — Марс, пожалуйста, не надо! Я еще… Марс!
Марс, не сдержавшись, расхохотался, и Рафаэлло снова раздраженно на него покосился.
— Вылетаем из машины на счет три, — предупредил он, отсмеявшись. — Не успеешь — искупаешься.
Он вновь повернул руль, и машина помчалась к недостроенному отрезку моста. Предупредительные знаки, ограждения и конусы полетели в стороны, сметенные высоким капотом. Марс невольно порадовался, что они одолжили функциональный джип, а не какой-то игрушечный «матиз».
— Господи, Марс, как же… — Рафаэлло помотал головой и, отстегнув ремень, приоткрыл свою дверь. Подумав пару секунд, он натянул обратно свой шлем, и быстро помог Марсу надеть второй.
Машина неслась будто бы сама по себе: скоростная, неуправляемая, и впереди уже темнели холодные воды реки. Им сигналили, орали строители, но всего этого Марс не слышал. Важным было только одно: правильно выбрать момент и не спуститься в воду вместе с машиной.
— Раз… — до спуска осталось тридцать метров.
Впервые за всю поездку Марс ощутил, что его по-настоящему трясет от подступившего к горлу адреналина.
— Два, — двадцать метров.
Сердце прыгало в грудной клетке, как сумасшедшее, но руки на руле лежали спокойно. Марс знал, что они успеют.
— Три! — он вылетел в распахнутую дверь.
Мир закружился перед глазами болью и калейдоскопом красок и звуков. Стук шлема о дорогу, трение ледяного асфальта о тело, строительные огни, окрики, а затем — громкий плеск где-то внизу. От падения весь воздух из легких выбило, голова закружилась, но сознание было неожиданно ясным.
К ним со всех сторон бежали люди, и Марс, напрягшись, поднялся на ноги.
Рафаэлло был тут же. Марс дернул его за руку и потащил обратно к трассе, и тот отчего-то не стал повторять свое «я умею бегать сам».
Марс усмехнулся небольшой победе. Вытянув пистолет, обогнув строителей, взбежал на тротуар.
Такси остановилось перед ними, стоило только вскинуть руку. Распахнув заднюю дверь, Марс впихнул внутрь Рафаэлло — тот все еще молчал, видимо, от шока — и сел за ним сам.
— Куда е… — вопрос застрял у таксиста в горле.
Марс, переведя взгляд на зеркало заднего вида, едва удержался от того, чтобы не удариться головой о спинку переднего сиденья.
В Нью-Йорке были тысячи таксистов.
Из всех ему попался именно его болтливый коллега, который не упускал поводов разузнать что-то о его прошлом.
Рафаэлло, стащив шлем, сначала недоуменно покосился на Марса, а затем, повернувшись к таксисту, назвал адрес. Тот кивнул и прибавил скорости.
— И немного быстрее, если вам нетрудно, сэр, — добавил Рафаэлло своим вежливо-умоляющим тоном. У Марса в груди всколыхнулось какое-то неприятное чувство, и он отвернулся, тоже снимая шлем. — Прошу вас, от вас зависит наша жизнь.
— Просто гони, мудак, — буркнул Марс и повернулся к Рафаэлло. Понизив голос, он яростно поинтересовался: — Значит, ты так со всеми таксистами разговариваешь?
— Не понимаю, о чем ты, Марс, — Рафаэлло хлопнул глазами. — Конечно же, я вежлив с людьми, которые мне помогают, так что…
— Бесишь, — рыкнул Марс и отвернулся к окну.
Что его взбесило, он и сам не понимал, но точно знал одно: больше он не собирается позволять Рафаэлло разговаривать таким тоном с другими.

— Добрались, — Рафаэлло глубоко вздохнул и посторонился, пропуская в квартиру Марса. Постояв пару секунд, он привалился к стене и сполз по ней на пол.
Марс коротко усмехнулся и, подумав, сел рядом с ним.
Это была небольшая квартира в спальном районе: судя по коридору, однокомнатная. Они добрались сюда быстро, и Марс не скрыл удивления, когда Рафаэлло подвел его к подъезду.
— Я думал, мы едем в ваш штаб, — сказал он вслух. — Зачем нам сюда?
— Во-первых, сюда было ближе, — Рафаэлло бессильно повел плечом, не спеша вставать. — Во-вторых, мы предпочитаем не разглашать адрес нашего штаба. А в-третьих…
Он расстегнул куртку и задрал футболку; его лицо тут же обреченно вытянулось.
Белые бинты покраснели от крови.
— А в-третьих, мне нужна была передышка, — он слабо улыбнулся и, ухватившись за вешалку, попытался встать.
— Блядь, — пробормотал Марс и, поднявшись, подтащил Рафаэлло к себе. — Идем, суицидник… С ногой что?
— Боюсь, то же самое, — Рафаэлло хромал еще сильнее, чем до этого, и до кухни Марс скорее донес его, чем довел. — Рана еще не зажила, вот и разошлась.
Он тихо охнул, когда Марс помог ему снять куртку и расстегнул ремень джинсов. Светлая ткань тоже была в крови.
Краем сознания Марс отметил, что на бедре перевязки все-таки были.
— Где тут бинты? — он расстегнул на нем кобуру и стянул футболку.
— В шкафчике, — тяжело дыша, Рафаэлло кивнул в сторону навесного шкафа.
Марс, раздраженно пробормотав ругательство, распахнул дверцы и отыскал там упаковку бинтов и антисептик. Налив в миску воды, он поставил все это на стол рядом с Рафаэлло, и принялся аккуратно разматывать бинты.
Рафаэлло вздрогнул, когда Марс снял последний слой, и вцепился зубами в свою руку.
— Тихо, — зачем-то сказал Марс успокаивающе. — Сейчас я все сделаю.
Присев на корточки у его стула, он промыл и обработал рану. Касаться голых бедер Рафаэлло было странно, но приятно, хотя то, как он вздрагивал от его действий, удивляло. Это было не больнее, чем те раны, которые Рафаэлло получал в прошлые их встречи, но тогда тот держал себя в руках.
Марс покосился вверх — Рафаэлло краснел, старательно смотрел в сторону и кусал ладонь.
Задавать вопросы он не стал.
Поднявшись на ноги, он приступил к перевязке плеча, и здесь дело пошло быстрее. Рафаэлло все еще глубоко вздыхал, но ладонь убрал и выглядел намного спокойнее.
— Вот и все, — фраза была глупая, и Марс поспешно отвернулся, комкая старые бинты.
— Спасибо, Марс, — без улыбки произнес Рафаэлло, серьезно глядя на него. — Я обязан тебе жизнью.
— Трижды, — Марс чуть усмехнулся.
— Трижды, — согласился Рафаэлло. Голос у него звучал непривычно тихо и глухо. — Марс, я хотел с тобой поговорить. Насчет всего, что происходит, и насчет… насчет всего, — неловко закончил он.
Марс пожал плечами. Порывшись в шкафчике, он нашел там коробку с чаем в пакетиках и продемонстрировал ее Рафаэлло. Тот согласно кивнул и, словно спохватившись, подобрал упавшие на пол джинсы и начал их натягивать.
— Так вот, Марс… — он глубоко вздохнул. Марс, опустив пакетик в чашку, поставил ее перед ним и приготовился терпеливо ждать. — Марс, мы…
В этот момент его телефон зазвонил. Марс сделал глоток чая и подумал о том, что ничего внятного от Рафаэлло ему сегодня так и не дождаться.
— Да, Сникерс? — Рафаэлло сделал извиняющийся жест и прижал телефон к уху. В трубке тут же раздались громкие вопли, из которых удалось вычленить только матерные слова. — Я рад, что ты за нас волнова… — вопли стали громче. — Нет, я не издеваюсь. Сникерс, у нас все хорошо, мы там, где договаривались… — его снова перебили, и Рафаэлло страдальчески поморщился. — Спасибо, что помог нам тогда, но сейчас у нас нет транспорта. Я расскажу потом, хорошо? Ты сможешь заехать за нами?
Сникерс в трубке снова заорал. Марс подумал, что сам бы пристрелил такого после двух минут знакомства.
— Да, Сникерс, я буду очень благодарен, — с облегчением выдохнул Рафаэлло. — Передай Пикнику, что у нас все в порядке? Спасибо, я буду ждать.
Он отнял телефон от уха и, покачав головой, убрал его в карман.
— Он немного шумный, но очень хороший, — словно оправдываясь, сказал он.
Марс с короткой усмешкой кивнул и сделал еще глоток чая. Это был зеленый с какими-то травами или цветами, и пить его было невозможно, но ничего другого в шкафах не обнаружилось.
— Ты что-то хотел сказать, — напомнил Марс, наблюдая, как Рафаэлло греет руки о чашку. — Или уже забыл?
— Скорее, ты хотел что-то спросить, — он вздохнул.
Неяркий свет настенной лампы косо падал на его лицо, и тень от волос скрывала глаза. Невозможно было понять, о чем он думает в эту секунду: угадывалось только обреченное спокойствие.
— Кто были эти люди? — глядя ему в глаза, негромко спросил Марс. Он задавал этот вопрос в десятый раз и уже не верил, что получит внятный ответ. — Если ты скажешь «старые друзья» — пристрелю, — он с намеком коснулся пистолета за поясом.
Рафаэлло чуть улыбнулся.
— Пикник хотел объяснить тебе все сам, — он качнул головой, продолжая вращать чашку в руках. За все это время он так и не сделал ни глотка. — Это было семейство Вальрона, Марс. Ты сам знаешь, о ком я.
Чашка выскользнула из рук Марса и с тихим звоном разбилась о кафельный пол. Горячий чай обжег ноги и растекся по полу, но Марс этого не заметил.
В голове все билось и звенело намного громче.
—…Марс? Марс! — наконец донесся до него взволнованный голос Рафаэлло. — Ты в порядке? Марс!
Он стоял рядом, аккуратно касался его плеча и внимательно вглядывался в его лицо.
Марс помотал головой, пытаясь отогнать наваждение. Все еще необычайно ярко стояла перед глазами картина: он возвращается домой с работы, а тело Милки висит в коридоре, растянутое на нескольких веревках. Кровь заструилась ему под ноги, как только он открыл дверь: тело было безжизненно-белым. Вены были распороты, грудная клетка — раскрыта, а внутренности были сложены кругом под покачивающимся на веревках телом.
Горячий чай под ногами напомнил о том, как хлюпала под ботинками еще не остывшая кровь Милки.
Марс резко встал, опрокинув стул. Голову разрывало на части всепоглощающей ненавистью и застарелой жаждой мести. Прошли годы с тех пор, как его убили, а зрелище перед глазами стояло так же ярко, как тогда.
— Марс, пожалуйста, я прошу тебя, Марс, — Рафаэлло сжимал его плечи и заглядывал ему в глаза. — Марс, посмотри на меня, мы сейчас тут, Марс, пожалуйста.
Он повторял его имя, беспомощно смотрел на него, неуверенно гладил его предплечья, и реальность его присутствия понемногу заслоняла кровавую пелену перед глазами.

изображение

Марс несколько раз вдохнул, пытаясь успокоиться, и наконец бессильно кивнул и опустился на другой стул. Рафаэлло тут же присел рядом на корточки, не отводя от него взгляда.
— Мне не нужно было тебе это говорить, — поглаживая тыльную сторону его ладони, тихо сказал он. — Извини, Марс.
— Ты-то тут причем, — он махнул рукой. Плечи все еще мелко тряслись, а голос подрагивал.
— Держи, — Рафаэлло протянул ему наполненный до половины стакан с виски. Марс не стал задумываться, откуда он взял его, и выпил залпом, не почувствовав вкуса. — Марс… — он прикусил губу, не договорив.
— Молчи, — Марс покачал головой и отставил стакан. — Не сочувствуй.
Выслушивать соболезнования ему хотелось меньше всего.
— Я и не собирался, — Рафаэлло снова погладил его руку. В глазах у него смешались невысказанная боль, понимание и молчаливое сочувствие. — Знаешь, у меня тоже есть брат.
— И он?.. — Марс выжидающе на него покосился.
— Жив, — на лице Рафаэлло скользнула тень улыбки. — Лечится далеко отсюда. Я... могу представить, что ты чувствуешь, Марс.
— Лучше не надо, — Марс попытался усмехнуться. Судя по тому, как невольно отпрянул Рафаэлло, вышло неубедительно. — Я хочу убить их. Всех, до одного.
Он рывком встал со стула, и Рафаэлло подскочил вслед за ним.
— Мы поможем тебе сделать это, Марс, — он протянул руку, будто хотел обнять его, но поспешно отодвинулся на шаг назад. — Пикник все тебе объяснит, хорошо?
Марс молча кивнул и машинально проверил пистолет за поясом. Застарелая боль сменилась жаждой крови.
— Сникерс скоро будет, — осторожно напомнил Рафаэлло. — Ты же не…
— Не собираюсь убивать их прямо сейчас? — Марс ухмыльнулся и вытащил полупустую пачку сигарет. Хотелось выкурить ее всю и одновременно. — А ты как думаешь?
— Марс, — Рафаэлло со вздохом покачал головой.
В этот момент его телефон снова зазвонил, и он с усталым видом полез в карман.
Марс скользнул по нему взглядом, закурил, и вдруг сознание отметило ту мелочь, которая напрягала его последние несколько минут.
Футболку Рафаэлло так и не успел надеть обратно.

@темы: Mini Bang - 2016

Комментарии
2016-02-14 в 00:01 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
читать дальше

2016-02-14 в 00:03 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
читать дальше

2016-02-14 в 00:03 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
читать дальше

2016-02-14 в 02:14 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
Ощущение непонятное. Вроде кровища, перестрелки, преследование, мат, воспоминания Марса - всё серьёзно и достаточно мрачно. И в то же время йежиная СМС-ка, вежливый до безобразия к месту и не к месту Раф, "дети"-бандиты с соответствующим боссом, если честно, постоянно пробивали на смех. Не удивлюсь, если так и было задумано.
В общем, драйв бьёт ключом :) Спасибо за изумительный текст и прекрасные арты!

Очепятка

2016-02-14 в 10:30 

Айсура
Хороший, плохой, главное - у кого банкай круче!
Ссылка на скачивание текста ведет вникуда. Пожалуйста проверьте )

2016-02-14 в 10:35 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Рина Ли, Вот мы...вчера (в ночи) по горячем следам...прочитали!
Ощущения смешанные....
так что мне надо их собрать воедино и написать)

а вообще...мы конечно были в легком шоке от босса Пикника)
Но чо у ж там....ему идет!))

2016-02-14 в 12:49 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
KosharikWildCat, Не удивлюсь, если так и было задумано.
Никогда не получается писать в абсолютно серьезном духе :gigi: Спасибо!)
И опечатку поправили))

Айсура, теперь все ок)

cybertono, так что мне надо их собрать воедино и написать)
Окей, буду ждать!)
А Пикник в роли босса, по-моему, вообще очень удачно смотрится, его обязательно будет больше :-D

2016-02-14 в 13:13 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Рина Ли, Ох! тт
Ну вот...мысли собраны!!
1. Раф - прекрасный, милый, такой... бля...заботливый! тт аж зубы моментами сводило, как от переизбытка сладкого!
Но спишем что он здесь...юнн...сильно юнн!
2. Марс - ахуенныйбляахуенный! И нет больше комментариев на этот счет.
Я вообще в последнее время считаю что "милые детки" в лийах - Рафа и Сника - отошли на второй план
а на аванс сцену вышли Марс и Пикник - они сейчас живее всех живых!) И тааакая мощь чувствуется от этих двоих.
НО....
с другой стороны, без этого уравновеса, как мне кажется, без Сникерса и Рафа - эти двое долго бы не продержались бы на "ринге" фандома))

3. По тексту - "Все в этом мире не ново" - я бы отнес бы эти строчки вообще ко всем темам этого "феста")
Но могу только сказать что текст получится - желанным, простым, увлекательным, с неким бэкграундом и самое главное что Марс и Раф.
Что естьт куда еще развернуться...
Есть место для мыслей.
Я бы вот хотел - ЭПИЛОГ - и не больше
Про то как Марс и Раф пошли выбирать аквариум... и про то как они придумали имя "чебурашке" и про то....
да на самом деле....лично мне...хочется какой-то банальщины...без пестолетов...драк, погонь, просто...
"лето на ферме" - чтобы Марс колол дрова...а Раф...ну Раф...я думаю уж точно не сможет без дела)))))

Так что ощущение легкое...приятное, спасибо...

2016-02-14 в 13:26 

Айсура
Хороший, плохой, главное - у кого банкай круче!
Рина Ли, спасибочки большущее! Огоспади, и текст без лишних строк (как меня это вымораживает всегда у некоторых, пздц) - за это отдельная благодарность!

2016-02-14 в 13:27 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
cybertono, не знаю, если честно, что не так с Рафом, вроде как обычно себя ведет, да и не так уж он и юн :-D
Я вообще в последнее время считаю что "милые детки" в лийах - Рафа и Сника - отошли на второй план
У кого отошли, у меня лично не отходили! :lol: Хорошо, что они все-таки уравновесились все))
А насчет лета на ферме - о нет, Марс и Раф без пистолетов и драк не смогут даже там :lol: В мирной и спокойной фермерской ау у них по всему дому спрятано оружие, у крыльца сидит хороший добрый пес, который в случае необходимости сожрет любого мудака, а мудаки почему-то все являются и являются ТТ хД
Но рада, что приятные моменты нашлись, спасибо! :heart:

2016-02-14 в 13:31 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Айсура, не за что) И могу понять вас насчет отбивок, тоже ужасно раздражает :-D

2016-02-14 в 14:39 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Рина Ли, Да конечно нашлись) - много!))
Так что тут уж точно, как я ранее говорила, что ждала что-то такое по ним)
Но на самом деле ждала то я еще кое чего... тт
но не помню.... тт было ли оно заявлено тт (что-то нибудь в Рондом)

2016-02-14 в 16:01 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
cybertono, с рондорафом, увы, в этот раз не сложилось :small: Он еще в каком-то виде, но будет)

2016-02-14 в 18:02 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Рина Ли, Да - это было бы замечательно тт
буду ждать)

2016-02-16 в 19:02 

Hismuth
KosharikWildCat, спасибо :heart: Хоть кто-то заметил наличие артов :small:

2016-02-17 в 04:29 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Hismuth, тт какой же я лох.... тт
ну как же так... это абсолютно не правильно тт
я даже объяснить не могу тт
арты переплелись с текстом... текст дополнил арты
"смешались вместе, люди, кони" ©
ахуительные арты тт
только жаль что нет Сникерса тт

2016-02-17 в 07:14 

Hismuth
cybertono, спасибо :shy:
только жаль что нет Сникерса тт
Тоже очень жаль, но время поджимало :small:

2016-02-17 в 21:23 

cybertono
Lonely nights we can fly...
Hismuth, Ну если будет желание и возможности, то Сника можно и отдельно от феста допилить?
Думаю что на него всегда можно урвать мгновение)
Особенно от захотелось чего-то такого... мм...из темы - Большой Босс и маленький Сникерс))

2016-03-27 в 17:55 

Tora Tallium
«My kokoro is brokoro»
И я тоже прочитала, я слоупок XD
Получилась такая история в стиле детективных фильмов/сериалов, которая собирается к концу, как паззл. Описания яркие и кинематографичные, вообще это практически сценарий к фильму, а арты - как стоп-кадры оттуда, чудесные в своей минималистичности и стилизованности =)
А, главное, хоть и остаётся желание узнать больше, но история выглядит достаточно цельной и законченной, всегда удивляюсь, как у тебя это получается)

2016-03-27 в 17:59 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Tora Tallium, мимими, спасибо! :heart: Рада, что паззл все-таки сложился :-D

2016-03-27 в 18:42 

Hismuth
Tora Tallium, арты - как стоп-кадры оттуда, чудесные в своей минималистичности и стилизованности =)
Спасибо :shy::heart:

   

Assorti Mini Bang

главная